В какой бы дом я ни входил, я переступаю

Морально-этические нормы, обязательные для врачей Древней Греции, отражены в «Клятве Гиппократа» — документе, сохранившем значение поныне.

«Клянусь врачующим Аполлоном, Асклепием (Эскулапом) Ги – гией и Панакеей, всеми богами и богинями, коих беру в свидетели, что я по силам и согласно своей совести вполне сдержу эту клятву и это письменное обещание, что наставника моего в этом искусстве буду чтить наравне с моими родителями, что буду делить с ним все мои средства к жизни и все, в чем он будет нуждаться, что детей его буду считать родными братьями и обучать этому искусству безвозмездно и без письменного условия, что этими учениями, чтениями и всем остальным преподаванием буду делиться с моими сыновьями, сыновьями моего наставника и другими, внесенными в список учениками, кроме же их — ни с кем другим.

Образ жизни больных буду стараться устраивать по мере сил и согласно совести к их благу и в то же время оберегать их от всякого вреда и порока.

Несмотря ни на какие просьбы, обещаюсь никому не давать смертельного яда, никому не оказывать поддержки в таком намерении; точно так же никогда не давать пессария женщине с целью умерщвления плода.

Мою жизнь и мое искусство буду сохранять в целомудрии и благочестии. Далее никогда не буду делать камнесечения, а предоставлю его производство занимающимся этим делом.

В какой бы дом я ни входил, я переступаю через его порог не иначе как для блага больных, чуждый всякой преднамеренной несправедливости, всех плотских вожделений к женщинам и мужчинам, свободным и рабам, равно как и всяких других пороков. Что бы ни случилось мне видеть или слышать при моей врачебной деятельности или вне ее в обыкновенной жизни людей, если это не должно быть разглашено, я о том обязан хранить молчание и считать это святой тайной.

Если эту клятву я исполню добросовестно и не нарушу ее, то да будет мне суждено счастливо наслаждаться жизнью и искусством и пользоваться уважением людей во веки веков. Если же сделаюсь клятвопреступником, то все противоположное да будет моим уделом».