В римской империи, пожалуй, впервые

В римской империи, пожалуй, впервыеСерьезное внимание обращает на эмоциональное состояние больного, стремится вселить в него бодрость, уверенность в выздоровлении. Решительно отвергает кровопускания. Первым применил трахеотомию (рассечение трахеи). Особое значение имеет созданная им так называемая солидарная (плотная) система, в отличие от гуморальной (жидкой).

Время, конечно, вносит определенные изменения, но общая тенденция отношения общества к врачам остается прежней. Впервые в истории Рима лишь Гай Юлий Цезарь дарует врачам (не всем) права гражданства, вводит особые законы, защищающие от оскорблений.

Из врачей выделяется элита — архиятры, обслуживающие императора и знать (время Нерона). Антоний Пий регламентирует для каждого города определенное количество врачей, которых содержит общество. В императорском Риме практикуют archiatri palatini (архиятры палатини) — врачи патрициев и archiatri populares (архиятры популярес) — врачи плебеев. Архиятры были свободными, полноправными римскими гражданами и весьма уважаемыми людьми. Наряду с институтом архиятров, которым подчиняются все врачи, имеются домашние врачи, врачи при цирках, школах гла-диаторов, библиотеках — эти парии рекрутируются из рабов.

В римской империи, пожалуй, впервые в истории медицина была поставлена под контроль государства, которое постоянно совершенствовало ее организацию и регламентировало деятельность врачей.

Государственная политика закономерно привела к значительному развитию и совершенствованию медицины, ее независимости от жречества. Храмовая медицина в Риме существенного положения не занимала и особым влиянием не пользовалась.

Римская государственная медицина базировалась на философских идеях выдающихся представителей эпохи, среди которых особое место принадлежит Лукрецию и Лукиану (Тит Лукреций Кар, ок. 99—55 гг. до н. э.; Лукиан, 120—125 — после 180 гг. н. э.).

В поэме «О природе вещей» Лукреций дает систематическое изложение идей античного материализма, уделяя особое внимание учению Демокрита и Эпикура.

«Из ничего не творится ничто по божественной воле. И оттого только страх всех смертных объемлет, что много Видят явлений они на земле и на небе нередко, Коих причины никак усмотреть и понять не умеют, И полагают, что все это божьим веленьем творится. Если же будем мы знать, что ничто не способно возникнуть Из ничего, то тогда мы гораздо яснее увидим Наших заданий предмет: и откуда являются вещи, И каким образом все происходит без помощи свыше».