Ко времени зарождения

Ко времени зарождения«В основе христианско-теологического учения о болезнях лежали две идеи: во-первых, что причиной физической болезни является или гнев Божий, или козни сатаны, или то и другое вместе; и, во-вторых, что болезни могут излечиваться только чудодейственным способом, основанным или на успокоении Божьего гнева, или на отвращении козней сатаны».

Сошлемся на авторитеты, не только признанные, но и канонизированные церковью. «Все болезни христиан (а не христиан? – Л. Ф.), следует приписывать демонам» — св. Августин.

В том же убежден и Григорий Назианзин, предлагающий в качестве универсального лечебного средства… прикосновение «священной» руки; остальные лекарства по его глубокому убеждению бесполезны. Дальше других пошел Бернард Клервонский (1091 — 1153) — богослов и настоятель монастыря, запретивший монахам, вверенной его попечению обители, обращаться к врачам, поскольку это противоречит религии и чести ордена.

Ко времени зарождения христианства и в первые века, когда оно еще сосуществовало с античными верованиями, медицина достигла высокого уровня. Новая вера вербовала сторонников во всех слоях общества. Разумеется, были среди неофитов и врачи. Некоторые стали священниками, достигли высокого положения в церковной иерархии. В первые века христианства представители духовенства, занимавшиеся медициной, не видели и не делали различий между терапией и хирургией, используя при необходимости методы одной и другой специальности. Еще в VII веке епископ Павел фон Мерид производил различные операции, в том числе и кесарево сечение. Положение изменилось после четвертого Латеранского собора (1215), провозгласившего: «Ecclesia abhorret Sanguinem» («Церковь боится крови»).

Церковный вердикт расколол медицину и пал тяжелым проклятием на хирургов. Не прошло и года после собора и папа Григорий III запрещает духовным лицам заниматься медициной, особенно хирургией, а епископский собор 1298 года (Вюрцбург) запретил духовенству даже присутствовать при операциях. В 1350 году на медицинском факультете в Париже вводится специальная присяга, обязывающая будущих врачей никогда не заниматься хирургией.

Жизнь средневекового общества жестко регламентирована, общей участи не избежали и медики: врач обязан исповедоваться каждые три дня, иначе он лишается права заниматься практикой.