В провинциальном Беркли, где трудился

В провинциальном Беркли, где трудилсяЕсли поставить в ряд имена Левенгука, Дженнера, Пастера и даты их жизни, то само собой напрашивается сравнение с эстафетой, которую они как бы передавали друг другу. Левенгук открыл новый мир, среди обитателей которого, как вскоре стало ясно, многие оказались причиной страшных болезней; Дженнер (1742—1823) не занимался микроскопическими исследованиями, но именно он, не знавший истинной причины оспы, дал человечест-ву один из эффективнейших способов борьбы с инфекционными заболеваниями — вакцинацию; Пастер (1822—1895) и блестящая плеяда его учеников и ученых XX века создали современную микробиологию, поняли механизм вакцинации, открыли новые методы диагностики и лечения инфекционных болезней.

Оспа, опустошавшая города и страны, считается ровесницей человечества. На Востоке с незапамятных времен применяли методы предохранения от болезни — прививки, вдыхание, прием внутрь оспенного гноя или измельченных корочек струпьев. Европа узнала эти методы лишь в XVIII веке, но постепенно, по мере накопления опыта, увлечение ими прошло. Стало ясно: вариоляция — бесспорно ценный, но не всегда надежный и безопасный метод.

В провинциальном Беркли, где трудился Дженнер, люди умирали от оспы так же, как и в других местах. Врач видел муки, видел смерть, видел обезображенные лица, слепых, которых «пощадила» болезнь. Дженнер хорошо знал местные условия и обычаи. Знал и поверье: кто переболел коровьей оспой, человеческой, черной оспой не заболеет. И еще: течение оспы неодинаково у домашних животных: у лошадей и коров легкое, у овец и свиней — тяжелое.

Природа дает верный ответ только на правильно заданный вопрос. Дженнер задал правильный вопрос: «Будет ли спасением от натуральной оспы искусственное заражение человека оспой коровьей»?

Не год, не два — тридцать лет наблюдений, экспериментов, проверки и перепроверки фактов. И день настал, 14 мая 1796 года доктор Дженнер привил восьмилетнему мальчику Джону Фибсу коровью оспу (материал для прививки взят из оспенных пузырьков, появившихся у молочницы Сары Нельме).

Прививка вызвала легкое недомогание, в месте введения оспенной материи, как тогда говорили, возник пузырек, который прошел обычные стадии развития и оставил после себя след — оспинку. Но приобрел ли мальчик невосприимчивость (слова «иммунитет» тогда не существовало) к натуральной оспе? Нужно решиться. Дженнер решается: 1 июля 1796 года он прививает ребенку НАТУРАЛЬНУЮ ЧЕРНУЮ ОСПУ.