Появилась новая

Появилась новаяБлагодаря выяснению сущности и механизма процессов брожения стало возможным предотвращать «болезни» вина. Примененный

Пастером способ — нагревание до 65—70 градусов С, при котором гибли микробы, назван пастеризацией и с того времени широко применяется в пищевой промышленности.

Одна из серьезнейших научных проблем, имеющая и мировоззренческое значение — проблема зарождения жизни. В XVI веке известный алхимик Ван-Гильмонт активно отстаивал теорию самозарождения. Спустя три века эта позиция имела многочисленных сторонников. Пастер был глубоко убежден, что эта теория не может выдержать проверки опытом. И доказал. Доказал рядом тонких, остроумных опытов. Результаты работы обобщены в книге «Об органической пыли, взвешенной в воздухе». Перечеркнув теорию самозарождения жизни, Пастер понял, что существует связь между микроорганизмами и болезнями. Вскоре это было подтверждено практикой. Из крови животных, больных сибирской язвой, Пастер выделил чистую культуру бактерий, затем ввел ее здоровым животным — все заболели. Специфичность бактерий стала неоспоримым фактом. После создания Пастером противосибиреязвенной и антирабической (против бешенства) вакцин могущество человека в борьбе с болезнями стало очевидным.

Пастер создал научную микробиологию, которую активно развивали его ученики.

С древности знали: кто переболел оспой, вторично не заболеет. После Дженнера стало ясно, что невосприимчивость к болезням можно создать прививками, вакцинацией, сущность которой – различными путями ослабить возбудителей болезни, что блестяще доказал Пастер. Победа одержана, но победители не знают, какая таинственная сила возникает в ответ на введение в организм ослабленных возбудителей, как эта сила предохраняет от болезней? Оказалось ничего сверхъестественного. Давно известно: даже во время самых страшных эпидемий заболевали не все. Некоторые оказывались невосприимчивыми. Эта «охранная грамота» — невосприимчивость — названа иммунитетом.

Появилась новая наука — иммунология. У истоков иммунологии стоял Илья Ильич Мечников (1845—1916).

В истории немало примеров упорной борьбы церкви и церковников с наукой и учеными, но известна и прямо противоположная тенденция: настоящих ученых, прокладывающих новые пути в науке обвиняли в идеализме, поповщине, витализме… Не избежал нападок и Мечников, которого обвиняли в витализме, хотя сам ученый настойчиво отрицал какой-либо теологический характер своего учения. Сейчас, естественно, нападки на «идеалиста» Мечникова воспринимаются не более как исторический курьез, однако забывать о таких «курьезах» не следует. Бурно развивающаяся наука о них напоминает. Вспомним хотя бы отрицание, сопровождавшееся оголтелой травлей, «поповских» законов наследственности, сформулированных Менделем. Да, Грегор Мендель был монахом, был даже настоятелем августинского монастыря св. Томаша в старом Брно, но он был и настоящим ученым — случай не уникальный. Критики менделизма объявили учение идеалистическим, его последователей мракобесами, их работы вредными, подлежащими запрету. Запретили. На позор себе. Жизнь вскоре все расставила по местам.