Немало противников

Немало противниковМолодого ученого давно занимает одно, вроде бы незначительное, открытие — венные клапаны. Их обнаружил учитель Гарвея Фабриций д’Аквапенденте (после окончания Кембриджа, Гарвей совершенствовался в Падуе).

Многочисленные исследования (на сорока видах животных) убеждали: венные клапаны — ключ к одной из тайн природы – кровообращению.

Гарвей доказал, что кровь находится в постоянном движении – циркулирует (термин Гарвея). Центр кровообращения — сердце, механический орган, своеобразный насос, выталкивающий кровь из правого желудочка в легкие, из левого — в аорту и артерии всего тела. Возвращается кровь в сердце по венам: из легких в левое предсердие, со всего тела — в правое.

Впервые о своих опытах Гарвей сообщил на лекциях (по одним данным в 1614 году, по другим — в 1616), а в 1628 году во Франкфурте вышла в свет скромная книга (всего 72 страницы): «Анатомическое исследование о движении сердца и крови у животных».

Труд Гарвея вызвал бурю. И было от чего! Физиологические явления объяснялись простыми механическими причинами! Автор посягнул на авторитет самого Галена!

В центр кровообращения Гарвей поместил сердце. А всем известно, что кровь вырабатывается печенью. Сердце низвел до положения простого насоса. А всем известно, что сердце — обитель души, которую питает воздух из легких, которая вместе с кровью проникает всюду. Наконец, все знают, что дыхание необходимо для охлаждения, находящейся практически в неподвижном состоянии крови. А он утверждает, что кровь циркулирует.

Со страстью, достойной лучшего применения, на Гарвея ополчился Парижский университет во главе с деканом Риоланом и его приемником Гюи Патеном. Немало противников было и на родине. Оппоненты использовали не только научные доводы, а они были (Гарвей не знал, как кровь переходит из артерий в вены, не мог объяснить значение легочного кровообращения и пр.), но, следуя «добрым старым традициям», оскорбления и насилие.