Обещаю не заниматься

Обещаю не заниматьсяНесколько фрагментов: «Взгляды, уборы, обходительства, роскоши и прочие поступки везде показывают, что монашество в молодости не что иное есть, как черным платьем прикрытое блуд о деяние и содомство, наносящее знатный ущерб размножению человеческого рода, не упоминая о бывающих детоубийствах, когда законопре – ступление закрывают злодеянием»; «Попы, не токмо деревенские, но и городские, крестят младенцев зимою в воде самой холодной, иногда со льдом, указывая на предписание в требнике, чтобы вода была натуральная без примешения…»; «Таких упрямых попов, кои хотят насильно, крестить холодною водою, почитаю я палачами, затем, что желают после родин и крестин вскоре и похорон для своей корысти»; «…готовясь к воздержанию великого поста, во всей России много людей так загавливаются, что и говеть времени не остается. Мертвые по кабакам, по улицам и по дорогам и частые похороны доказывают то ясно. Разговенье тому ж подобно. Да дивиться не для чего? Кроме невоздержания в заговенные дни питием и пищею, стараются многие не весь в. (великий) пост удовольствоваться плотским смешением законно и беззаконно…».

Земским врачам — первым народным врачам России досталось тяжелое наследие, но они упорно и настойчиво работали, не только лечили, но и просвещали народ.

Врачи и фельдшера второй половины XIX и начала XX века были истинными интеллигентами. Яркий документ, характеризующий облик врача, его целевые установки — «Факультетское обещание» — «Клятва Гиппократа» Нового времени:

«Принимая с глубокой признательностью даруемые мне наукою права врача и постигая всю важность обязанностей, возлагаемых на меня этим званием, даю обещание в течение всей своей жизни ничем не помрачить чести сословия, в которое ныне вступаю. Обещаю во всякое время помогать, по лучшему моему разумению прибегающим к моему пособию страждущим; свято хранить вверяемые мне семейные тайны и не употреблять во зло оказываемого мне доверия. Обещаю изучать врачебную науку и способствовать своими силами ее процветанию, сообщая ученому свету все, что открою. Обещаю не заниматься приготовлением и продажей тайных средств. Обещаю быть справедливым к своим сотоварищам-врачам и не оскорблять их личности; однако же если бы того потребовала польза больного, говорить правду без лицеприятия. В важных случаях обещаю прибегать к советам врачей, более меня сведущих и опытных, когда же сам буду призван на совещание, буду по совести отдавать справедливость их заслугам и стараниям».