Оружие — возбудителей страшных

Оружие — возбудителей страшныхЛегким испугом отделался убежденный нацист, профессор Ганс — Конрад Рейтер. Нобелевская медаль прикрыла Адольфа Бутенандта, директора одного из институтов Общества Кайзера Вильгельма (немецкая академия наук).

К концу второй мировой войны Япония была готова нанести биологический удар. Оружие — возбудителей страшных эпидемических болезней — готовило специальное подразделение: «Отряд 731». Возглавлял это «научное подразделение» военный преступ – ни, профессор Сиро Исии. Эксперименты проводили над военнопленными — русскими, китайцами, корейцами, которых называли «марута» — «бревна».

Человеконенавистническая практика фашизма восходит к философии Ницше, который в сочинении «Гибель богов» писал, что больной — это паразит; к теоретическим трактатам социологов, юристов, врачей изобильно размножившихся в Германии 20-х годов. Назовем некоторые: «Право на смерть» Иоста, «Право уничтожения неполноценных жизней, его пределы и формы» Биндинга и Гоша, «Спасение человечества от бедствий» Э. Манна, «Право на убийство» Мельцера….

Иост утверждал: «Неразумны религиозные и философские рассуждения, вроде того, что отринуть от себя жизнь есть грех…», Э. Манн расхваливал «храмы смерти», «клиники смерти» и врачей, жрецов этих храмов, обладавших «совершенными чертами человечности». Мельцера заботило, чтобы «право на убийство» не было слишком обременительным для исполнителей: «Разумеется, разрешительный порядок не должен быть слишком громоздким и кропотливым…».

«Право на убийство» — просто, четко, ясно, грубо. «Эвтаназия» — то же «право на убийство», но в научной «упаковке». Впрочем, дело не в терминах, не в звучании, а в сути: «Эвтаназия является преднамеренным актом прекращения жизни больного, даже если это сделано по просьбе самого пациента или его ближайших родственников» (Из Декларации Всемирной ассамблеи медиков. Мадрид, 1987).

Несмотря не казалось бы окончательный вердикт во многих странах идет дискуссия противников и защитников эвтаназии. Дискуссия со страниц газет и журналов переходит в парламенты и в некоторых странах уже завершилась принятием закона, разрешающего, с теми или иными оговорками, эвтаназию. Современные законодатели и врачи, исполняющие принятые законы, сознательно преступают черту, перечеркивают ПЕРВУЮ МОРАЛЬНО-ЭТИЧЕСКУЮ ЗАПОВЕДЬ: НЕ УБИЙ!

Да, бывают ситуации, при которых смерть — избавление. Но законодатели и исполнители, отстаивающие право на легальное убийство, обойдут любые ограничения. На горизонте беспредел. И завтра любой может оказаться жертвой сегодня легко принятого закона. И это не пророчество. Это не предсказание. Это утверждение на основе фактов. Анализ деятельности печально знаменитого американского врача Джека Геворкяна, сделавшего эвтаназию своей профессией, отправившего в «лучший мир» сто тридцать пациентов, который провела Любича Драгович, показал, что многие из убитых «не были безнадежно больны и вовсе не стояли на пороге смерти».