Мы уже цитировали предостережение

Что же до искренне веривших в Бога нацистских (и не только) убийц, то еще в 1901 году выдающийся психиатр П. Б. Ган – нушкин на основе глубокого научного анализа пришел к важному выводу: «Религия и предрассудки (что для нас едино) мирятся с антиальтруизмом».

С древнейших времен и до наших дней везде и всегда с неумолимостью закона религиозный фанатизм (как и любой другой) сопровождается жестокостью.

Мы уже цитировали предостережение Екклесиаста «…кто умножает познания, умножает скорбь». Предостережение абсолютно верное — любое открытие, любое достижение человеческого гения можно превратить в орудие зла. Все зависит от того, в каких руках окажется НОВОЕ, на достижение каких целей оно будет работать. Но новые открытия облегчают жизнь, совершенствуют самого человека и никто не откажется от открывающихся возможностей. Никто не откажется от телефона, телевизора, автомашины, самолета, обезболивания, новых лекарств, новых методов лечения ранее неизлечимых болезней. Церковь на протяжении веков, исходя из догмата о непознаваемости мира и пророчества Пророка Екклесиаста, относится к научному прогрессу в зависимости от времени и конкретного оппонента то откровенно враждебно, то стремясь к пониманию и диалогу.

Предельно четко враждебную позицию церкви в пятнадцатом веке выразил папа Павел II (понтификат с 1464 по 1471): «Религия должна уничтожить науку, ибо наука — враг религии». Спустя четыре века — в 1864 году папа Пий IX опубликовал знаменитый «Силлабус» — «Список современных заблуждений», где наряду со свободой совести, социализмом… анафеме предана наука и современная цивилизация.

Позиция православной церкви практически не отличается от позиции католической. Вот речение попечителя Казанского учебного округа М. Л. Магницкого (1778—1844): «Слово человеческое есть проводник адской силы, книгопечатание — оружие, профес – соры безбожных университетов передают тонкий яд неверия и ненависти к земным властям несчастному юношеству, а тиснение разливает его по всей Европе». Попечитель в попечении своем дошел до того, что предложил закрыть Казанский университет и «торжественно разрушить его».

Идет время и наиболее дальновидные представители католицизма и православия ищут пути диалога. Лев XIII, сменивший на папском престоле Пия IX, сознавая какой вред, в первую очередь церкви, нанесла деятельность предшественника и его «Силлабус», заявляет, что религия и наука не находятся в противоречии, а дополняют друг друга. Дальше других пошел папа Иоанн Павел II, заслуживший подлинное уважение и верующих, и неверующих. При нем было торжественно отмечено столетие со дня рождения Альберта Эйнштейна, при нем официально реабилитирован Галилей, он приветствовал космонавтов, ученых… И, быть может, его слова: «Как все истины, так и научная истина не должна перед кем-либо отчитываться, как только перед самой собой и верховной истиной — Богом, создателем человека и всего сущего и живущего» — обращение к совести ученых, напоминание о морально-эти-ческой ценности ЗАПОВЕДЕЙ. Повторение пророчества и предостережения Екклесиаста.