Мужает она невероятно

Мужает она невероятноЯ сохраню должное уважение и признательность к своим наставникам.

Я буду заниматься своей профессией по совести и с достоинством.

Я буду считать заботу о здоровье пациента своей первейшей обязанностью.

Я буду уважать тайну того, кто мне доверится.

Я буду охранять в меру всех своих средств честь и благородные традиции медицинской профессии.

Мои коллеги будут моими братьями.

Я не допущу, чтобы соображения национальности, расы, партийности или социальной принадлежности могли встать между моим долгом и моим пациентом.

Я буду стараться оберегать человеческую жизнь, начиная с зачатия.

Даже под угрозой я не допущу, чтобы мои медицинские познания были использованы против законов человечности.

Я даю эти обещания торжественно, свободно и по чести».

Книга вторая

ПРОФЕССИЯ,

КОТОРОЙ ТЫСЯЧИ ЛЕТ

ГЛАВА ПЕРВАЯ

ОБЩЕСТВО И ВРАЧ. «ПРОКЛЯТЫЕ» ВОПРОСЫ, КОТОРЫМ ТЫСЯЧИ ЛЕТ

В глубинах предыстории теряются истоки медицины. Мужает она невероятно медленно, постепенно накапливая опыт. И вдруг (так кажется через 7—8 тысяч лет) происходит «чудесное» рождение.

В полном облачении, взрослая, сияющая, гордая, как Афина из головы Зевса, появляется медицина древнейших и древних цивилизаций Китая, Индии, Шумера, Вавилона, Египта, Иудеи, Греции, Рима.

Удивительно ли, что эти цивилизации весьма смутно помнят предшественников? Скорее можно удивляться, что какие-то воспоминания остались.

Свое происхождение и жизнь, все, что в этой жизни происходит и произойдет, люди связывали с волей богов, с их непосредственным вмешательством. Среди богов появились и боги медицины. В их храмах происходили не только торжественные церемонии и обряды, там же лечили больных.

На определенном историческом этапе храмовая медицина сыграла прогрессивную роль накапливая, систематизируя и совершенствуя знания и опыт. Но неизбежно наступала сакрализация знаний, превращение их в догму. На этом прогрессивный этап храмовой медицины заканчивается — любая, самая передовая идея, лишенная возможности развития, постепенно превращается в свою противоположность.