Было! Не забыть! Руководствуясь

Было! Не забыть! РуководствуясьА почему бы не разрешить опыты над преступниками? Общество все равно приговорило их к смерти? Казнь все равно свершится…

Вопросы не риторические. Однажды они были решены положительно. Власть санкционировала опыты на живых людях. «Отловила» и доставила в лаборатории «подопытный материал». Врачи выполнили социальный заказ.

Было! Не забыть! Руководствуясь расистскими законами, фашизм присвоил «высшей» расе право производить опыты над «недочеловеками» («унтерментшами») представителями «низших рас», потомками Льва Толстого, Адама Мицкевича, Альберта Эйнштейна…

Концентрационные лагеря стали в полном смысле слова фабриками смерти, где уничтожались сотни тысяч людей. По рецептам профессоров Шпаннера и его не менее заслуженных коллег из данцигского анатомического института на фабриках смерти было налажено производство сумочек из человеческой кожи, мыла из жира, костной муки…

Среди миллионов жертв фашизма были тысячи, которых не сразу отправляли в газовые камеры. Их отдали «ученым» и «пустили в опыт»… Миллионы жертв фашизм почти не скрывал, но эти были строжайше засекречены. Врачи-эсэсовцы проводили варварские опыты. Имена одних известны давно, другим долгое время удавалось и еще удается скрываться. Пятнадцать ученых-маньяков судил Нюрнбергский трибунал. Семь казнены. Остальные приговорены к разным срокам заключения. «Доктор-смерть» Йозеф Мен – геле наказания избежал, и долгое время безбедно жил в Южной Америке. Лауреат Нобелевской премии Адольф Бутенандт (премию получил в 1939) — директор биохимического института Общества Кайзера Вильгельма (немецкая Академия наук), как и многие его коллеги из того же общества, верой и правдой служили фашизму, производили опыты над узниками концентрационных лагерей. Профессор Бутенандт, как утверждает комиссия, изучавшая преступления нацистских ученых во время второй мировой войны, сильно «почистил» архивы, но все скрыть не сумел. То, что осталось, на века покрыло несмываемым позором имена ученых-палачей.

А «проклятый» вопрос остается. Рано или поздно, полученные на животных данные, должны быть поставлены на службу людям. Как бы ни называли перенесение результатов эксперимента в клинику, как бы ни страховали больных и себя, первые пациенты, принявшие новое лекарство, оперированные по новому методу, исследованные по новой методике — ПОДОПЫТНЫЕ. Прогресс, практика требуют: «НАДО!». Мораль общества, освященная веками, категорична: «ТАБУ!».