Новые и новейшие

Великое ТАБУ, защищающее жизнь и здоровье человека, не исчерпывается только экспериментами на людях. Новые и новейшие достижения науки порождают все новые и новые «проклятые» вопросы: где граница живого (иными словами: когда человек еще жив и когда уже мертв) — проблема важна для трансплантологии; допустимы ли генетические опыты; допустимо ли клонирование человека???

Вопросы сложные. И ответы не простые.

«ДОЛЖЕН, ЗНАЧИТ МОЖЕШЬ»

Один человек всегда в полном распоряжении исследователя. За опыты над этим человеком ученого никто никогда не осудит – человек этот — ОН САМ.

Для диагностики врожденных и приобретенных пороков сердца, необходимо узнать, что в нем происходит. Мне довелось видеть все исследование от начала до конца. Больному вскрыли вену на руке, ввели катетер (зонд), под контролем рентгеновского экрана провели катетер в сердце, ввели контрастирующее вещество и сделали снимки. Сейчас это серьезное, но почти рутинное исследование.

Если бы идея зондирования сердца пришла в голову Менгеле, Мюрмелыптадту, Шиллингу, Лауэру они потребовали бы и получили по накладной (а как же иначе: «порядок превыше всего») «подопытный материал» — мужчин, женщин, детей… пять, десять, сто, тысячу — сколько нужно. Но задумался над проблемой другой немец — Вернер Форсман.

В 1929 году ученый попросил коллегу ввести ему в правое предсердие катетер. На рентгеновском экране оба врача видят, как медленно, плавно продвигается по вене зонд. Еще немного, осталось всего несколько сантиметров… Форсман, забыв обо всем, смотрит на экран, но катетер замер, а на мертвенно бледном лице ассистента расширенные от ужаса глаза: «Не могу…».

Прошла неделя, всего семь дней. Форсман снова в рентгеновском кабинете. Без ассистента. Только медицинская сестра держит перед рентгеновским экраном зеркало. Все делает сам Форсман: катетер, как и в прошлый раз, остановился перед предсердием… и вошел в него. В статье, занявшей всего несколько журнальных страничек, о чувствах — ни слова. Сухо, скупо, академично сообщено об идее и технике, приведены иллюстрации.

Прошло 27 лет. Метод профессора Форсмана применяет весь мир. Автор увенчан Нобелевской премией.

В крови больных возвратным тифом обнаружена спирохета. Открыта причина болезни? Возможно, но пока это только гипотеза, чтобы она стала фактом необходим эксперимент. Если причина болезни действительно спирохета, то будучи введена в другой организм она вызовет то же заболевание. Это знает врач Одесской городской больницы Григорий Николаевич Минх. Он вводит себе под кожу кровь больного возвратным тифом и ждет. Через несколько дней Григорий Николаевич уже знает: причина возвратного тифа установлена. За жизнь подвижника упорно боролись коллеги.