В клинику лейб-медика

В клинику лейб-медикаЧто есть преступление? Ответ в самом слове — преступить (переступить) дозволенное.

Что есть правовые нормы? «Нормы права считаются установленными государственной властью, когда ее органы сами издают их в виде законов, кодексов и других актов».

ЗАКОН ОБЯЗАТЕЛЕН ДЛЯ ВСЕХ.

Общество в процессе развития постоянно разрабатывает и совершенствует моральную и правовую регламентацию врачебной деятельности, отражая интересы общества, больного, врача.

Перечислять, что должен и чего не должен делать врач, значит повторять Кодекс (гражданский и уголовный) — это ни к чему, но основные положения привести следует.

Врач обязан оказывать помощь в любых условиях, даже с риском для собственной жизни. Врач не имеет права оперировать больного без его согласия или согласия родственников, если больной самостоятельно принять решение не может. Только когда больной принять решение не может, а родственников нет, решение принимает врач, подробно и обстоятельно его документируя. Врач не имеет права превышать дозы лекарств, утвержденные Государственной Фармакопеей. Врач не имеет права дать в руки больного средство, которое может нанести вред ему или обществу. Врач обязан сообщать органам Государственной власти о заразных заболеваниях, представляющих опасность для общества и так далее.

В клинику лейб-медика императорского двора, выдающегося педиатра К. А. Раухфуса, убитые горем родители принесли задыхающегося ребенка, единственное дитя. Дифтерия. Спасти ребенка может только немедленная операция — трахеотомия.

Разрезать горло ребенку?! Нужно ли это? Может быть, Бог даст, обойдется?!

Доктор, дайте лекарство.

Только операция. Другого лекарства нет.

Боже великий, Боже сильный, Боже милостивый! На Тебя уповаем! Спаси и помилуй дитя наше! Нет, профессор, не согласны мы.

Дитя гибнет!

Нет! Нет! Нет!

Аргументы исчерпаны. Ребенок гибнет на глазах….

Свяжите их.

Операция сделана. Ребенок спасен. Прецедент стал предметом специального рассмотрения юридического общества. Все закончилось благополучно, но возможен был и другой исход.

Об аналогичном случае как-то на лекции рассказал профессор А. П. Крымов. Взрослый человек сознательно отказался от предложенной ему операции. Алексей Петрович знал, что промедление смерти подобно, но сделал вид, что уступил, обещал лечить меди – каментозно. Тут же, перешел на латынь, велел ассистенту ввести снотворное. Сложнейшая операция спасла жизнь пациенту вопреки его воле, вопреки моральным и юридическим нормам. Перед выпиской, после долгого, тщательного осмотра, профессор бросил: