Каждый большой

Каждый большойПротопатическая чувствительность сигнализирует о тревоге. Эпикритическая уточняет размер опасности, смягчает первичный сигнал: «…осторожная и мудрая (природа — Л. Ф.) повсюду поставила регуляторы…» (А. Лавуазье). Высший анализатор и регулятор всех процессов организма, в том числе и болевого ощущения — кора головного мозга, которая «…в естественных условиях не использует поистине безграничных возможностей: она вмешивается только тогда, когда в этом есть физиологическая необходимость» (В. Н. Черниговский).

ОБЕЗБОЛИВАНИЕ

Боль, бесспорно, «сторожевой пес здоровья», но… то молча пропустит врага (болезнь), то из-за пустяка, как говорится, с цепи срывается…

Парадокс: сигнал опасности порой сильнее самой опасности. Боль, которая должна предупреждать о болезни, сама становится болезнью. Понятие — «боль — болезнь» в медицину ввел французский хирург Лериш. Но задолго до ученых существование болезни, имя которой БОЛЬ, предчувствовали художники. Дело, конечно, не в приоритете и не в старом споре «физиков» и «лириков, а в удивительной, до конца не познанной способности художников постигать сложнейшие закономерности физиологии и патологии. Вот законченное, четкое научное положение: «Не существует общего определения боли. Каждый больной делает себе свою боль». Автор этих слов — Альфонс Доде. То же у Лериша: «Мы не равны перед лицом боли». Писатели всех времен серьезно изучали боль, размышляли над этим феноменом. Каждый большой писатель оставил потрясающие, поразительно точные описания боли и отношения к ней своих героев. Но вся художественная литература о боли по сути лишь комментарий к словам Доде и Лериша.

Один кричит от булавочного укола, другой терпит страшные муки. Память человечества века и тысячелетия хранит имена героев победивших боль: маленький спартанец, Муций Сцевола, Жанна Д’Арк, Джордано Бруно… Это герои. Большинство людей между ними и теми, кто кричит от булавочного укола. Одни ближе к одному полюсу, другие — к другому. Но как бы кто ни относился к боли, она всегда страдание. Ироничный Лериш однажды пошутил: «Одну лишь боль легко перенести — это боль ближнего». Науке известны имена и других «ученых». Эти в свое время пытались убедить мир, что «боль — привилегия высшей расы». А негры, евреи, цыгане, славяне, как представители низшей расы, не очень страдают от боли.