Да и «почерк» говорит, что записана

В конце XIX века археологи обнаружили тысячи табличек. Когда находок мало — плохо, когда сразу много — тоже не хорошо: не так тщательно изучается каждая. Наверно, именно поэтому некоторые таблички выпали из поля зрения ученых. Понадобилась новая «инвентаризация». В 1940 году, спустя 4—5 десятилетий после находок, мир потрясла сенсация: найдена первая фармакопея человечества, которой почти четыре с половиной тысячи лет.

Сто сорок пять строк глиняной таблички размером 9,5×16 см. рассказали о 15 рецептах. Лекарства для внутреннего употребления, мази, припарки… Многие названия пока не расшифрованы, но большая часть известна. В ходу были поваренная соль, речной асфальт, шерсть, молоко, панцирь черепахи, змеи, но в основном лекарства — растения: тимьян, горчица, слива, груши, фиги, манна, пихта, сосна… Для разбавления использовали пиво, вино, расти-тельное масло.

Пример: «Растереть груши (?) и корни растения манны, смешать с пивом; дать выпить».

Особо следует отметить отсутствие заклинаний, заговоров. Это тем более важно, что в текстах более позднего времени они уже есть.

Табличка, так много рассказавшая, вид государственного документа не имеет. Слишком проста. Да и «почерк» говорит, что записана она не как законодательный акт, а для себя. По этим и целому ряду других признаков, крупнейший дешифровщик шумерской письменности Сэмюэл Н. Крамер полагает, что первая фармакопея — конспект лекции, которую в эддубе читал уммиа – «Профессор». Вот ведь какой жребий выпадает порой на долю бросовой бумажки.

Простите — таблички!

Наследником Шумера стал Вавилон. Об этом государстве история знает много больше.

Древний Вавилон слыл (и был) мировой медицинской столицей. В то время, как и в наши дни, существовал мировой рынок. В то время, как и в наши дни, существовал «дефицит». Особым спросом, как и в наши дни, пользовались дорогие импортные лекарства определенных «фирм». Среди них на первом месте лекарства с маркой «сделано в Вавилоне».

Вавилонский рецепт — три столбика: в первом указывается лекарство; во-втором болезни, при которых эти лекарства помогают; в третьем способ применения.

Значение Вавилона померкло после войны с Ассирией. В то далекое время история преподала народам урок, который затем повторялся многократно: побежденной оказалась страна с более высокой культурой, но одновременно менее жизнеспособная, менее организованная.