Перед новым этапом «путешествия» сделаем

Перед новым этапом «путешествия» сделаемПример. 1638 год. Перу. Донна Франциска Цинхон, жена вице короля при смерти. В могилу ее неумолимо ведет малярия. Помощь пришла неожиданно: любящая служанка, нарушив табу, дала госпоже горький порошок… И свершилось чудо. В Испании подарком графа Цинхона — корой хинного дерева не заинтересовались. Лекарство оценили миссионеры — иезуиты, но Ватикан «средство дикарей» не благословил. Иезуиты терпеливы и упорны: долго, настойчиво убеждают понтифика… И добиваются: папа Иннокентий X запрет снял. Порошок из коры хинного дерева назвали «иезуитским». Так его называли в католических странах, а в протестантских — «иезуитская отрава»… Такая, вот, история.

Не зря собираются ученые на съезды и конференции, не зря обсуждают вопросы, еще недавно казавшиеся абсурдными: «Лечебные средства шамана», «Использование плясок в качестве лечебного средства на примере шаманского обряда у малых народов дальнего востока», «Тибетская медицина и ее лекарственные средства».

Абсурдной казалась и продолжает казаться мысль о панацее, но приходит время и достоянием медицины становятся сульфаниламидные препараты, десятки и сотни тысяч раненных спасают антибиотики, появляются гормональные препараты… И снова оживает, и снова манит давний желанный образ.

Перед новым этапом «путешествия» сделаем небольшой «привал» и воспользуемся им, чтобы рассказать о технике выписки лекарств.

Рецепт — итог всестороннего исследования больного — врач выписывает только тогда, когда все продумано, определено, решено. Но и тогда, когда все продумано, определено, решено рецепт выписывают по-разному: быстро, медленно, с апломбом, с видом знатока, с искренним участием, но никто не заглядывает в «шпаргалку» — справочник, книгу. А почему? Потому что в европейской традиции листать справочники в присутствии больного — расписаться в собственном невежестве, или, если полегче, неуверенности. Да и вообще это дурной тон. А на Востоке (об этом писал в докторской диссертации — 1903 год — А. Я. Виолин) врач, выписывая рецепт, обязательно наводит справки в медицинских книгах, даже если не нуждается в них. При этом лицо непроницаемо, выражает предельную сосредоточенность, высокую думу.

Не будем пока обсуждать достоинства и недостатки каждой манеры, лучше вспомним «экскурсию» по рецептурному бланку: лекарство состоит из основного действующего вещества, вспомогательного, усиливающего или ослабляющего действие первого; исправляющего вкус или запах и определяющего форму. Это схема. Схема — не закон. А теперь снова в путь.