Тут и начались сюрпризы. Одним

Тут и начались сюрпризы. ОднимИ все же, не будем категоричны. Не станем выносить, быть может, несправедливый приговор. Оставим место для сомнения…

А теперь пойдем дальше и взглянем на чудные рецепты серьезно. Невежественное «Кирпич брусом тертус» по сути, ничем не отличается от рецепта, скрывающего за безупречной латынью обычную воду. Это явления одного порядка, относящиеся к проблеме ПЛАЦЕБО.

Разные ситуации встречаются у постели больного. Схематизируя, скажем: все ясно; все неясно; безнадежно. Лечить нужно всегда, но что назначать, когда диагноз неясен? А безнадежному больному? Вот и придумали систему fecisse videatur — создание видимости. Под видом лекарства назначали индифферентные вещества с целью выиграть время, выждать, а безнадежного больного успокоить, облегчить его участь.

Тут и начались сюрпризы. Одним больным становилось лучше, другие выздоравливали. Со временем стало ясно: «сработали» защитные силы организма, но и «лекарство» сыграло немаловажную роль — больной верил в его целительную силу, верил в выздоровление, мобилизовал волю, а связь физического и психического в настоящее время ни у кого сомнений не вызывает.

Значит и «не лекарство» — лекарство? Да, и даже эффективное. Болеутоляющие средства в 30—50% могут быть заменены плацебо; головная боль в 60% проходит после приема плацебо…

ПЛАЦЕБО — красивое слово, пришедшее из древней латыни, означает НРАВИТЬСЯ. В сложный комплекс, обозначаемый словом «плацебо» входит и форма и цвет, и запах, и упаковка, и то кто назначил, и то кто и как дал и так далее.

Теперь, кажется, и с гомеопатией все ясно? Но, памятуя, что мы отказались от быстрого и, возможно, неправильного приговора, выслушаем другую сторону — гомеопатов.

Ни эрудиции, ни полемического задора, ни остроумия гомеопатам не занимать. Пример: «Ваши лекарства — кувалда, наши – ювелирный инструмент»… Словопрения могут завести далеко, но не в них дело. Дело в фактах, только в фактах. Гомеопаты утверждают, что их терапия эффективна не только при хронических но и при острых заболеваниях; что гомеопатические средства значительно «мягче» аллопатических; что они способны вызвать нежелательный эффект, если применены неверно и, наконец, в четко определяемом действии на детей до года и душевнобольных, где об эффекте плацебо не может быть и речи. Итак, дело за серьезной научной проверкой, свободной от эмоций и предвзятости. Если факты, о которых твердят гомеопаты, подтвердятся, если клинический эффект гомеопатических средств окажется сопоставимым с эффектом при традиционной терапии, то «Золушка» фармакологии будет, наконец, оправдана.