В случае «музыкальной

Музыкой лечили и в древнем Риме. Широко использовал музыку для лечения нервных и психических заболеваний Авиценна.

Любое лекарство может обернуться своей противоположностью. Свидетельство тому строки Шекспира из «Ричарда II»:

«Не надо больше музыки. Устал я, Хоть, говорят, безумных ею лечат, — Боюсь, я от нее сойду с ума». (Перевод М. Донского).

Доктор М. П. Никитин сообщил о певце, который страдал эпилепсией. Приступы (припадки) возникали только при исполнении арии Берендея — любимой арии артиста. Музыкальная эпилепсия известна давно, к счастью, это редкая форма тяжелого недуга. Пример «музыкальной эпилепсии» как бы «смешивает карты». Из предыдущего известно, что благотворное влияние оказывает спокойная музыка, негативное — громкая, бравурная. В случае «музыкальной эпилепсии эта закономерность «не работает»: у одних больных приступы возникают, когда они слушают джазовую музыку, у других провоцирует классическая. Не простое лекарство!

Музыка, как лечебный фактор, давно и прочно вошла в психиатрию. Заслуга принадлежит В. М. Бехтереву и С. С. Корсакову. Бехтерев написал ряд оригинальных работ о лечебном, воспитательном и гигиеническом значении музыки, создал первый в мире Комитет по изучению влияния музыки на различные заболевания.

В настоящее время в ряде университетов и колледжей разработаны и введены специальные программы подготовки музы – котерапевтов. Издаются специальные журналы, написаны книги. В США существует национальная ассоциация музыкотерапии, в Англии общество музыкальной терапии и так далее. Разработке различных аспектов музыкальной терапии посвящены конференции, симпозиумы, съезды.

«Новое — хорошо забытое старое»: в средние века и вплоть до XVII века изучение искусств и в частности музыки на медицинских факультетах было обязательным.

Музыка обращена не только к чувствам. Установлено: она повышает порог боли, что сразу же было использовано хирургами: во время операции под местной анестезией больной через наушники слушает музыку.

Благотворное влияние оказывает музыка и в послеоперационном периоде. В тридцатые годы XX века университетскую глазную клинику в Берлине возглавлял профессор Крюкман. Он настолько верил в благотворное влияние музыки, что рекомендовал пациентам после операции своеобразный «музыкальный душ» — посещение симфонических концертов. Неимущим больным покупал билеты в концерты за свои деньги.

Широки возможности применения музыки в терапии. Так думают не только врачи, но и профессиональные музыканты. «Физиологические ритмы — дыхание и сердцебиение, сжатие и расслабление, труд и отдых — музыкально воплощаются в основных и побочных ритмах, в течении музыкальной фразы и переплетениях контрапункта, в смене напряженности и освобождения». Эти слова принадлежат величайшему скрипачу современности, композитору и педагогу Иегуди Менухину.