Абрам Федорович Иоффе вспоминает

Абрам Федорович Иоффе вспоминаетПризнали «недоучку» и в Вюрцбурге. Факультет, травивший молодого ученого, предложил почетное место профессора кафедры физики и директора физического института физико-математическо – го факультета. Поистине: «Никогда и ничего не просите! Никогда и ничего, и в особенности у тех, кто сильнее вас. Сами предложат и сами все дадут!».

Существует замечательная поговорка: «Посеешь поступок – пожнешь привычку; посеешь привычку — пожнешь судьбу».

Рентген создал свой строгий научный стиль. Для ученого всегда важнее всего был Его Величество ФАКТ. А факты добываются упорным, тяжелым трудом в повседневной работе, в опытах. Только «Опыт — последний судья истины в науке, судья строгий и нелицеприятный; с него начинается и им заканчивается любая гипотеза, если она хочет стать теорией» (Рентген).

Конечно, Рентген не отвергал ни гипотез, ни теорий, но к каждой теории, к каждой гипотезе относился крайне подозрительно и недоверчиво. Показательно в этом плане его отношение к электрону, который считал лишь недоказанной гипотезой. Абрам Федорович Иоффе вспоминает беседу с учителем:

Рентген: «А вы верите, что существуют шарики, которые расплющиваются когда движутся? Можете ли вы утверждать, что такие электроны навсегда останутся в физике?».

Иоффе: «Да, я уверен, что они существуют, но мы еще не все о них знаем, а, следовательно, их надо изучать».

Понадобилось десять лет и работы Дж. Дж. Томсона, чтобы Рентген, открывший сложный мир взаимодействия электронов с атомными ядрами и не подозревавший, что он это сделал, наконец, признал электрон.

Можно, конечно, задним числом снисходительно улыбнуться странностям великих людей, но достойнее разобраться. Дело в том, что вовсе не упрямство двигало Рентгеном, а предельная научная добросовестность человека никогда не изменявшего своим принципам. Он признавал только солидные, доведенные до конца работы. Потому и велел все свои неоконченные труды сжечь.

Если главное для ученого факт, то изложение добытых фактов, естественно, предполагает предельную ясность, простоту, четкую логику в сочетании с математической строгостью доказательств. Работы Рентгена — все работы — написаны лаконично, но охватывают все аспекты, все детали вопроса настолько полно, что нечего ни добавить, ни убавить.