Рентгену органически чужды

Рентгену органически чуждыКаждый человек (в той или иной степени) проходит в жизни три испытания: огонь (слава), воду (богатство), медные трубы (власть).

Первое испытание, отмеренное судьбой более чем щедро, вроде бы тяготило его, В одном из писем сетует, что как будто вынужден всю жизнь чувствовать себя виновным в том, что открыл новый вид лучистой энергии и этим приобрел мировую славу.

Рентгену органически чужды внешние знаки отличия: мундиры, ордена, звания (кроме ученых). Он отвергает награду принца – регента Лунтпольда-баварского — орден за заслуги перед баварской короной, орден, дающий право на дворянство. В ответ, на полученное из канцелярии принца письмо, адресованное «профессору, доктору фон Рентгену», отвечает: «Поскольку я до сих пор не подал специального прошения и не намерен таковое подавать, мне не подобает носить приставку «фон». Соблаговолите принять Ваше высокоблагородие, выражение моего глубочайшего уважения к Вам. Преданный Вам д-р В К Рентген».

Отвергает ученый и ордена, предложенные ему русским императором…

Второе испытание — богатство. Без преувеличения можно сказать: не просто богатство, а богатство фантастическое само шло в руки. Стоило лишь взять патент на открытие, и стал бы мультимиллионером. Но патенты не берет, любые коммерческие предложения с презрением отвергает: «Мое изобретение принадлежит всему человечеству». Так же поступили Мария и Пьер Кюри… Ну и…

Да, конечно, благодарное человечество уже более ста лет воздающее должное Рентгену — ученому, очень быстро практически забыло Рентгена — человека.

Во время первой мировой войны правительство Германии потребовало от своих граждан сдать валюту. Приказ выполнили не многие. Рентген сдал все, в том числе Нобелевскую Премию, хотя формально мог бы не делать этого — деньги то были в иностранной валюте. Рентген отдал все. В последние годы жил, как бы помягче, — предельно скромно. Лишь раз в неделю мог позволить себе поесть мясо, а угощение знакомого настоящим кофе превращалось в сложную задачу…

Власть? Властью пользовался только в стенах своего института и только в интересах дела.

Институт Рентгена — двадцать научных работников. Вся администрация — один ассистент в порядке очередности. Обслуживающий персонал — комендант знаний, он же хранитель приборов и научных коллекций, он же демонстратор на лекциях. Один служитель обеспечивал чистоту всех помещений и зарядку аккумуляторов. По субботам уборщицы мыли окна и двери; два механика изготавливали необходимые приборы, остальное делали сами сотрудники. Не было препараторов, лаборантов и т. д. А институт работал и совсем не плохо работал.