Проявил. Пластинка

Проявил. ПластинкаЗа четыре года до Рентгена, во время одного из опытов, Герц обнаружил, что «катодные» лучи проходят через тонкие слои металла. Опыт был прост: на стекло, содержащее примесь солей урана, укладывались тонкие пластинки металлов, затем на них направляли поток «катодных» лучей. Стекло начинало фосфоресцировать. Чего же еще? Ведь вот оно ОТКРЫТИЕ, но молодой, уже заслуживший всемирное признание, Генрих Герц… прошел мимо. Торопился? Чувствовал, не много отпущено ему времени – всего 36 лет.

Герц прошел мимо возможных «лучей Герца», но оставил человечеству электродинамику, на основе которой созданы телеграф, радио, радиолокация. Своеобразным памятником ученому стала первая в мире радиограмма, которую 24 мая 1896 года передал Александр Степанович Попов: всего два слова — «Герман Герц!».

И совсем незадолго до Рентгена свечение стекла, находившегося на расстоянии более метра от работавшей трубки, заметил Томсон.

Что это? Ведь «прежде, чем попасть на фосфоресцирующее тело, — рассуждал экспериментатор, — лучи должны пройти через стеклянные стенки вакуумной трубки и достаточно толстый слой воздуха…» Немыслимо! Немыслимо, но факт… И он удивился. Но и он не остановился. В то время перед ним была другая задача – измерение скорости катодных лучей. Пройдет немного времени и Томсон напишет: «Один наблюдатель заметил, что его фотографические пластинки затуманиваются, когда поблизости в трубке, наполненной газом низкого давления, происходит электрический разряд. Все, что он сделал, это отодвинул пластинки подальше.

Свои пластинки он спас, но потерял рентгеновы лучи». Не стали проникающие лучи «лучами Томсона», но именно он проник в сокрытый до времени Природой «неделимый» атомный мир. Именно он явил миру первую частицу этого мира — ЭЛЕКТРОН (1897), именно он определил заряд электрона (1898), именно он предложил одну из первых моделей атома.

Попутно отметим, то же произошло с другим великим открытием уходящего XIX века, с открытием Беккереля.

Фактически радиоактивность открыл… лейтенант муниципальной гвардии Парижа и экспериментатор-любитель Ньепс де Сен – Виктор, который в свободное от службы время занимался фотографией. Заинтересовавшись вопросом о влиянии света на способность некоторых химических веществ восстанавливать серебро, начал экспериментировать и о своих опытах время от времени, пользуясь снисходительной доброжелательностью «бессмертных», докладывал на заседаниях Академии. Его вежливо, рассеяно слушали… И вдруг, этот Сен-Виктор сообщает о факте поистине удивительном: несколько месяцев в закрытом футляре рядом лежали фотографическая пластинка и листок картона, пропитанный раствором урани – ла. Однажды он решил проявить пластинку. Проявил. Пластинка оказалась засвеченной.