Пока попутно, для характеристики

Пока попутно, для характеристикиХудожник знает: СЛУЧАЙ, УДАЧА очень важны, но не они определяют творчество. И в науке не только, вернее не столько Случай определяет конечный результат, но значение его невозможно переоценить.

Повторим, в истории величайших открытий XIX века, определивших в значительной степени судьбу XX века — рентгеновских лучей и радиоактивности — были Гольдштейн из Германии, Каменский и Мишен из России, Гудспид из Америки, великие Герц и Томсон, лейтенант Ньепс де Сен-Виктор, химик Артодон, физик Сильванус Томпсон…

Пережив чувство досады и одновременно законную гордость от величия и побед науки, порядочные люди спокойно, достойно признали приоритет коллег и продолжали ДЕЛО ДЕЛАТЬ.

Не пережил чужую славу Ленард. Филипп Эдуард Антон Ле – нард (1862-1947).’

Фигура «претендента на престол», на место среди БЕССМЕРТНЫХ, колоритна, неоднозначна, любопытна и зловеща. Подробно о нем позже. Пока попутно, для характеристики личности, упомянем, что он приписал себе и открытие электрона.

Чтобы понять сущность неудачи многих, в том числе Ленарда и успех Рентгена необходимо хотя бы в общих чертах познакомиться с проблемами, которые стояли перед физикой и физиками более 100 лет тому назад.

Логика повествования вновь возвращает к феномену свечения экрана. Свечение наблюдали многие. Было очевидно — флуоресценцию вызывает НЕЧТО исходящее (выходящее) из катодной трубки. Куда очевиднее: включил трубку — появилось свечение, выключил — исчезло. Что это? Задавали себе исследователи этот вопрос? Задавали. И отвечали… по разному. Один ответ был у Гольдштейна, которого поддержали Герц и Ленард, другой у анг-лийских физиков, поддержанных Круксом.

Гольдштейн считал, что катодные лучи, подобно свету — волновое движение эфира, не имеющее никакой связи с материей; оппоненты утверждали, что катодные лучи — поток отрицательно заряженных материальных частиц. Крукс уточнил свою позицию: вещество катодных лучей не газ, не жидкость, не твердое тело, но материя в особом четвертом состоянии. Так началась «материализация» гипотезы Фарадея. Крукс думал, что катодные лучи имеют размеры молекул, но каким образом, если это верно, молекулы проникают через металлы? Способность «катодных лучей» проникать через металлы обнаружил, напомним, Генрих Герц. Подтвердил Ленард, который в сконструированной им — заметим это! — трубке, пропускал «катодные» лучи через тончайшие слои металлов.