Филипп Ленард, об этом

Филипп Ленард, об этомМногие в то время не признали открытие Томсона, многие не поверили в существование электрона, ведь рушился привычный неделимый — атомный — мир…

Сейчас, может быть, это звучит странно, но не поверил, не признал и Вильгельм Конрад Рентген — человек, открывший путь в мир атома, в атомный мир, в физику XX века. Не поверил и долго, упорно отстаивал свое мнение, свое неверие. Отстаивал вопреки убеждению коллег и самых преданных учеников, вопреки мнению высоко ценимых и уважаемых всем миром ученых, которые, кто сразу, кто вскоре признали открытие Томсона. Признали ЭЛЕКТРОН.

«Электрон? — нередко повторял Рентген, — недоказанная гипотеза, применяемая часто без достаточных оснований и без нужды».

Мы уже рассказали о беседе Рентгена и Иоффе, рассказали о причинах долгое время удерживавших ученого от признания великого открытия Томсона. Напомним: независимое мышление, защищенное от любого влияния, сильная воля, неспособность к компромиссам. Не указали малости, до поры умолчали. Теперь пришла пора и о ней сказать: кроме всего прочего Рентген не мог признать электрон и в силу личной причины, которая заключалась в глубокой антипатии, граничащей с презрением, к Ленарду, который не только признал существование электрона, но, напомним, приписал открытие себе.

Филипп Ленард, об этом следует сказать ясно и четко — серьезный ученый, его вклад в науку значителен. В 1905 году Ленард был удостоен Нобелевской Премии. На церемонии вручения Премии шведский академик Арне Линдстед сказал: «Ясно, что работы Ленарда по катодным лучам не только обогатили наше знание этих явлений, но во многих отношениях заложили основу теории электронов».

Да, Ленард был, впрочем, напомним, как и многие другие, близок к открытию проникающих лучей. И это вполне естественно, ведь он по совету и под руководством Учителя (Генриха Герца) весьма серьезно изучал катодные лучи. Близок был, но открытие совершил не он, не его имя присвоено проникающим лучам, не он получил первую Нобелевскую Премию по физике. Да, и к открытию электрона близок был, но не он его открыл…

И в истории, и в искусстве, и в науке известны факты, когда апологетические свидетельства лучше других обнажают истину.

Карл Рамзауэр о Ленарде — учителе, коллеге, единомышленнике: «его достижения имели первостепенное значение, и все же его имя не оказалось тесно или неразрывно связано ни с одной из знаменательных вех в развитии физики».

Толстой как-то сказал, что человек — это дробь, где числитель – достоинства, а знаменатель — мнение о себе. Чем больше числитель, тем человек лучше, чем больше знаменатель — тем хуже.