В статье сказано, что для вопроса

Поверили, не поверили — не важно. Было бы сказано. Идя по этому пути, Ленард и присные акцентируют внимание на «порядочности». Ленард де принципиально отказывался от публикации «предварительных сообщений», в которых содержатся «случайные наблюдения или незаконченные, еще не совсем продуманные исследования». Прямо скажем: шулерский прием профессиональных дезинформаторов, рассчитанный на легковерного читателя.

Идеологическая подготовка вроде бы создала «общественное мнение»… Пожалуй, можно играть победный марш… Но, в августовском номере «Физикалише цайтшрифт» за тот же 1935 год появляется статья Макса Вина — стопроцентного арийца и идейного фашиста, но… ученика Рентгена. Вин счел себя обязанным выступить в защиту Учителя. В статье сказано, что для вопроса о приоритете «не имеет особого значения форма трубки, в которой впервые замечена флуоресценция, так как во всех трубках, достаточно хорошо эвакуированных, появляются лучи большей или меньшей интенсивности».

Спокойно, ясно, по делу и… наотмашь.

Пройдет немного времени, появится «Немецкая физика», в которой «благодарный» ученик воздал своему учителю Генриху Герцу, своему обидчику Альберту Эйнштейну и прочим крупнейшим физикам-евреям заявив, что они «загрязнители немецкой науки и создатели так называемой еврейской физики».

Не отстал от патрона и Штарк, даже на год опередил, опубликовав книгу «Национал-социализм и наука» (Мюнхен, 1934). Несколько выдержек. «…Утверждение о международном характере науки основано на лжи, поскольку согласно ему тип и успех научной деятельности не зависит от принадлежности к национальной группе»;

«…Еврейский дух…мало способен к творческой деятельности в научной сфере…»; «…естественные науки в подавляющем большинстве обязаны своим развитием нордической, германской крови арийских народов».