Природа чрезвычайно

По-видимому, по аналогии с инородными телами, первые попытки контрастирования желудка были связаны с применением металлических дробинок. Не получилось. Первый успех выпал на долю… манной каши. Да, именно манной каши, смешанной с висмутом. Этот «завтрак» предложил в 1904 году известный рентгенолог Герман Ридер. В ридеровском «завтраке» было два существенных недостатка — малая контрастность и небезразличный для организма висмут.

На смену висмуту приходит сернокислый барий, предложенный Гольцкнехтом, который рентгенологи используют уже много десятилетий. Конечно, барий все время улучшали: повышали степень чистоты, добились измельчения частиц контрастного вещества до 1—2 микронов, добавляли вещества, придававшие бариевой взвеси приятный запах и вкус, обнаружили вещества, замедляющие оседание частиц, но сам сульфат бария (сернокислый барий) — тот же. Секрет успеха прост: барий, как и воздух, химически нейтрален, прекрасно импрегнирует (обмазывает, обволакивает) слизистую желудка, кишечника, что позволяет детально изучить их состояние, распознать патологический процесс.

Природа чрезвычайно экономна, но в то же время достаточна. Каждый знает «двоичный код» — «да» и «нет». «Двоичный код» рентгенологов — «черное» и «белое»; «свет» и «тень». В сочетании «света» и «тени» — вся рентгенология. Вся норма, вся патология зашифрованы в причудливом рисунке из двух цветов.

Вскоре жизнь потребовала создания растворимых контрастных веществ, которые можно вводить в сосуды — артерии и вены. Ими оказались соединения, содержащие йод. Теперь йодсодержа – щих веществ много, что сделало доступным для рентгеновского исследования практически все органы и системы организма. Есть, правда, у йодсодержаших контрастных веществ существенный недостаток — все они аллергены, что требует осторожности и внимания при работке.

Результат любого рентгенологического исследования формулируется в виде «рентгеновского заключения». По мере развития и совершенствования рентгенодиагностики изменялось и рентгеновское заключение — от описания теневой картины до формулировки выводов. Слово «диагноз» рентгенологи не употребляют никогда – это прерогатива клиницистов, но и клиницисты, и рентгенологи знают, что во многих случаях именно «рентгенологическое заключение» является окончательным диагнозом.

Быть может, кто-то насторожился, кто-то иронически усмехнулся: «Что, рентгенологи претендуют на место первой скрипки»? Успокоим грандов медицины: рентгенология знает свое место, но знает и свои возможности. А кроме того в некоторых случаях рентгенолог выступает в качестве лечащего врача — клинициста.