Первое боевое — в прямом

Поняв важность и перспективность применения рентгеновских лучей в медицине, поддержанный главным врачом Кронштадского морского госпиталя, Попов создает первый на флоте рентгеновский кабинет, он же один из первых, если не первый, в России.

Воздадим должное и жене Александра Степановича Раисе Алексеевне Поповой, которая помогала мужу создавать рентгеновский кабинет, а затем в этом кабинете работала.

Попов настойчиво убеждал и доказывал необходимость оснащения лазаретов боевых кораблей рентгеновскими установками. Его внимательно слушали, но посмеивались: лишняя мол это роскошь, да и разлетятся Ваши трубки при первом выстреле. И все же убедил. 14 февраля 1904 года морское ведомство России издало Приказ № 35 о табели снабжения «военных судов при отправлении их в плаванье». В пункте 28 этого Приказа сказано: «Приборы для получения лучей Рентгена, две трубки Крукса, подставка для трубки и экран».

Любопытная и малоизвестная деталь: рентгеновские установки были только на кораблях «где установлен беспроволочный телеграф». Дело в том, что и радио («беспроволочный телеграф») и рентгеновская установка получали питание от одного источника тока — катушки Румкорфа.

Первое боевое — в прямом смысле слова — крещение рентгеновская служба получила в Цусимском сражении. Из 83 раненных, старший врач крейсера «Аврора», которого можно считать первым военным рентгенологом, Владимир Семенович Кравченко рентгенологически обследовал 40.

«Результаты исследования были блестящими, открыта была масса осколков, переломов там, где их вовсе не ожидали. Мне это страшно облегчило работу, а раненных избавило от лишних страданий — мучительного отыскания осколков зондом. Результаты превзошли все мои ожидания. Я счастлив, что, несмотря на тяжелое время, переживаемое мною самим и массою раненных, я еще имел возможность помочь своим товарищам и раненным на крейсерах «Олег» и «Жемчуг», у которых аппарата не было».