В период, предшествовавший

В период, предшествовавшийПройдя через века, символ «змея и птица» превратился в одну из эмблем медицины.

Образ крылатого дракона, пернатого змея широко распространен в искусстве ацтеков, инков и других индейских племен, занимал одно из центральных мест в их мифологии: бог — творец мира, создатель человека, владыка стихий — Кетцалькоатль («змея покрытая перьями» — «пернатый змей»); богиня земли и смерти – Коатлантонан («наша змеиная мать») и т. д.

На территории бывшего СССР «Наиболее древними следует признать изображения змей на наскальных памятниках Зараут – сая, Саймалы-Таша, Илян-сая, Могол-Тау. Некоторые из них, надо полагать, принадлежат к эпохе неолита и даже мезолита». (A. M. Беленицкий, В. А. Мешкерис, 1986, с. 17).

Первую в истории попытку практически использовать культ змеи предприняли, пожалуй, в Древнем Шумере: на межевых камнях высекали изображения змей, надеясь, что полевой дух, увидев свое любимое животное, поселится не в нем, а в его изображении, т. е. в камне и станет хранителем поля.

В период, предшествовавший созданию сложных религиозных систем, офиолатрия была если не повсеместным, то, по крайней мере, широко распространенным культом.

Почти в первозданном виде культ змеи сохранился среди некоторых племен Африки, в ряде стран Востока, Австралии. В некоторых районах Австралии бытует вера в тесную связь знахарей с духами змей. Жители глухих деревень Бирмы и Таиланда, например, до сих пор ежегодно приносят змеям дары — рис, соль и др., а в определенный день, на глазах у затаивших дыхание людей, жрица — хранительница культа — целует змею (кобру) в голову. Смертельно опасный ритуал, но не уникальный: то же делают жрецы индейцев пуэбло — пляшут с живыми змеями в зубах. До недавнего времени в Африке были распространены храмы, посвященные змеям, где за ними благоговейно ухаживали.

Во времена первобытного тотемизма, когда преобладало не столько поклонение животным, сколько вера в родство с ними, люди должны были относиться к змеям, как к собратьям. Позднее возникло поклонение животным, в которых видели источник благосостояния, самой жизни, они внушали страх перед своим могуществом и гневом. Возможно, именно представление о родстве породило обряд определения отношения к тотему (змее): своего пощадит, чужого — погубит.