Змея вызывала (и вызывает) не обычное, знакомое

Змея вызывала (и вызывает) не обычное, знакомоеДобро и зло, жизнь и смерть, здоровье и болезнь, лекарство и яд — все слилось в порождении земли — змее.

Змея — могучий древний бог, имени которого мы не знаем. Имя змеи — табу.

Конечно, такое сложное явление как табу одно значно мотивировать невозможно. И все же можно уверенно утверждать: в природе табу на одном из первых мест — страх. Змея вызывала (и вызывает) не обычное, знакомое человеку чувство, а нечто более глубокое, дочеловеческое, прадавнее, темное инстинктивное состояние, именуемое животным страхом, где «живот» – «жизнь».

«Здесь наскочил на нее, здесь и нарвался.

Речь о гадюке идет, не произносят в народе имя ее, ухсенебе – ли — так говорят, по суеверью язычества не произносят, проклятой еще называют: но это потом с христианством пришло, издревле рекли: ухсенебели; страх нарекал — древний, истошный, от пупа – первострах, самострах…» (Отар Чхеидзе, 1986, с. 183).

Страх, конечно, великая сила, но человек должен противостоять страху, противопоставить страху свое человеческое превосходство, выстоять в единоборстве и победить. Определенную помощь в этой борьбе человеку оказывали мифы и легенды. Вот одна из них в изложении Тита Лукреция Кара:

«То, что питает одних, для других служит ядом смертельным,

Так, если только змеи коснется слюна человека,

Сгинет змея и себя самое, искусавши прикончит…»

(1983, ст. 637-639).

В славянских языках «змея» от «земля». Так считает автор фундаментального четырехтомного «Этимологического словаря русского языка» Макс Фасмер: Змея, змия… Табуистическое название «земной, ползающий по земле», от земля…» (т. II, с. 100). Такая точка зрения подтверждается текстами Остромирова Евангелия 1056—1057 гг.: «Се дах вам власть наступати на змия и скорпия» и Златоструя XII в.: «И переть и скачеть, и по земли полезть акы змлия».

Эти и более древние документы неопровержимо свидетельствуют о широком распространении среди славян и, в частности, на Руси языческого культа змей.

Любопытное подтверждение земного происхождения змеи, идущее от дохристианских верований, и оригинальное переосмысление библейского мифа о создании человека содержат апокрифы богомилов.

Адама создает не Бог, а его извечный враг Сатанаил. Именно он лепит человека из земли и воды. Когда незадачливый демиург поставил свое творение на ноги, из большого пальца правой ноги вытекла извиваясь некая жидкость. Сатанаил вдохнул свой дух в свое создание, но дух его соединился лишь с извилистой лужицей, которую и оживотворил — по земле поползла змея. Видя тщету своих трудов, взмолился Сатанаил, воззвал к Богу: «Оживи! Общим будет творение мое, только оживи…» Не презрел всеблагий Отец мольбы врага своего, вдунул в человека дыхание жизни.