Одну позицию за другой

Одну позицию за другойВпрочем, не сразу и не повсеместно. На заре христианской эры в некоторых полухристианских и христианских сектах (офиты, гностики, манихейцы) существовал культ змеи (змея) и детально разработанный ритуал поклонения. Некоторые секты пошли по этому пути дальше и олицетворили со змеем самого Христа.

На Руси христианство объявило змеем главу местного пантеона — Перуна. Иордан Иванов (1903, с. 170—171) сообщает о русском поверьи: «…на Перинском ските в Новгороде жил змей Перюн…» (в тексте слова «змей Перюн» выделены курсивом). А. Марков (1906, с. 18) так описывает перипетии крещения Новгорода: «Когда князь Владимир приказал Новгороду креститься, змияку — Перюна схватили и бросили в Волхов». Описание давних исторических событий своеобразно отразилось в фольклоре, например, в былине о «Добрыне-змееборце». Добрыня-то дядя князя Владимира и особо доверенное лицо — Новгородский посадник. О методах Добрыни и его воеводы Путяты народ говорил: «Путята крести мечом, а Добрыня огнем».

Справедливости и объективности ради отметим, что летописи (третья Новгородская, первая Псковская, первая Софийская, Воскресенская) Перуна со змеем не связывают, хотя все они фиксируют, имевшее важнейшее значение событие — свержение Перуна. «В лето… Крестится великий князь Владимир Святославич, и взя у Фотия патриарха первого митрополита Киеву Леона, А Новуг – раду епископа 1оакима Корсунского… И прииде епископ 1оаким, и требиша разори и перуна посече, что в Великом Новограде стоял на Перыни, и повеле повлещи в Волхов». (Новгородская третья летопись. 1841, с. 207).

Век сменял век, неспешно складываясь в тысячелетия… На смену одним богам приходили другие, но свергнутые кумиры не вовсе исчезли, так или иначе находили они свое место в новом пантеоне.

Одну позицию за другой сдавала змея… Но не исчезла. Человечество не смогло или не захотело расстаться со своим первым богом.

Великий рубеж предистории и истории — создание государственности. Одно из первых, если не первое, государство на земле – Древний Шумер. Именно отсюда, так по крайней мере утверждает один из крупнейших современных ученых С. Крамер, — началась история.