Собираясь извести преступника, Медея

Тысячи к этим вещам прибавив еще безымянных,

Смертному в дар приготовив состав положенный…»

(Овидий, Там Ж6, кн. VII, с. 255—276. Перевод С. В. Шервин – ского).

В описанном ритуале рациональное и иррациональное, мистическое тесно связаны, переплетены, что характерно для знахарской медицины всех народов во всех регионах.

Если к Эсону Медея благоволит, то к преступному царю Пе – лию она беспощадна. Собираясь извести преступника, Медея говорит, «…что она много отрав имеет отчасти матерью ее Екатою (Гекатой Л. Ф.), а отчасти сестрою Киркою изобретенных. И что она их никогда на погубление людей не употребляла, но теперь силою оных достойно наказать преступников хочет.» (Диодор Сицилийский, 1774, т. 2, с. 81. Перевод Ивана Алексеева). Одна из трав — цветок Медеи Колхикум (от Колхиды) — действует подобно мышьяку.

Подвластны Медее и целебные средства, она вылечила от безумия Геракла, исцелила раненых в битве с колхидянами аргонавтов Ясона, Лаерта, Аталанта и Феспиевых детей.

Мифы о Гекате и Медее — своеобразное отражение неоднозначного положения народных медиков в обществе. Их окутанные мистикой, полные суеверий представления и вполне рациональные знания, приемы, понять и объяснить можно лишь в наши дни. Приведу один лишь пример: во многих мифах настойчиво повторяется один и тот же завет — собирать лекарственные травы следует ночью или на ранней зорьке. Сравнительно недавно установлено: количество биологически активных веществ в целебных растениях неодинаково в различные периоды развития растения, зависит от времени суток, от способа заготовки и методики приготовления лекарства.

Сбор лекарственных растений издревле — народный праздник. «Ранним утром 23 июня девушки и молодухи целыми толпами отправляются в луга; поля и леса за Ивановскими цветами и травами. Во время собирания цветов и трав обязательно петь Купальские песни, в противном случае травы не будут иметь целебные силы даже и по освящении их в церкви». (Е. Р. Романов, 1912, с. 211 — 212). Знаток народной медицины Белоруссии, объясняя культовую, заостряет внимание на медицинской стороне праздника: травы и их составные части собирают в период их наибольшего цветения и в сухую погоду. Массовое же цветение многих растений совпадает с праздником Ивана Купалы. По народному поверью, широко бытовавшему в дореволюционной Белоруссии, собранные в этот день травы обладали особой целебной силой. Считалось, что в ночь на Ивана Купалу природа наделялась сверхъестественной силой. Растения, якобы, вели разговор между собой, при определенных условиях его можно было даже слышать.» (Л. И. Минько, 1969, с. 38—39). Как видим, окутанные мистическим флером поверья и обычаи хранят золотые россыпи многовекового опыта и мудрость народа.