Мойры, как и Музы, — богини

Мойры, как и Музы, — богиниНедалеко от Пимплейских высот с Эагром-фракийцем»

(Аполлоний Родосский, там же, ст. 23—25.

Перевод Г. Церетели).

Античные авторы (Платон, Страбон, Павсаний) говорят об Орфее как о реально существовавшем человеке из фракийского племени киконов. Полагают, что имя Орфей — производное от фракийских слов «аор» и «рофен», что значит — «Великий врач». В терапевтическом арсенале «Великого врача» — лекарства, обряды и такие мощные психотерапевтические средства, как музыка, пение, слово. После гибели Орфея (растерзан менадами — спутницами Диониса) его лира по воле богов превратилась в созвездие.

В представлении древних судьба человека находилась во власти Мойр. Мойра — «часть», «доля», отсюда — «участь», «судьба». Доля, участь, судьба каждого определяется жребием, который дает Лахесис, нитью жизни, которую прядет Клото, и неотвратимым концом, который определяет Атропос — перерезающая нить. Мойры, как и Музы, — богини хтонические, поскольку именно «…с древней хтонической мифологией связано наиболее интенсивное верование в судьбу». (А. Ф. Лосев, 1957, с. 317). Платон считает Мойр дочерьми богини Ананке («необходимось»), другие авторы – порождением Ночи, но в наиболее распространенной версии Мойры — дети Зевса и Фемиды («правосудие»). Древние не придали богиням судьбы антропоморфный образ, так как воспринимали их как неведомую, темную, неясную силу.

Зато орудиям судьбы — богиням мести Эриниям (они же Фурии), дочерям Земли и Неба (по другой версии, Ночи и Мрака — Эреба, сына Хаоса) придали колоритный облик злых со – бакоголовых, змееволосых старух с налитыми кровью глазами, черными телами, со змеями вокруг пояса и зажженными факелами и плетьми, усеянными гвоздями, в руках. Старшая, Алекто, проникает в виде змеи в грудь человека и вливает яд бешеной злобы, другая, крылатая Тисифона, пылая мстительным гневом, губит каждого, к кому прикоснется своим змеиным волосом, третья, Мегера, — олицетворение мстительности и гнева. Кроме общих с сестрами атрибутов, Мегера обладает страшным бичом, которым гонит и истязает свои жертвы. Стоит, пожалуй, отметить: эриниям, в отличие от других богов, приносили в жертву не вино (и так бешеные), а чистую воду.