Много открыто мудрому

В крепком осталась своем обиталище — вместе с другими Не улетела наружу: успела захлопнуть Пандора Крышку сосуда…»

(Гесиод, 1927, стр. 42-43, ст. 90-99).

Прометей — первый деонтолог — заставил Надежду поселиться в сердцах людей, не дал человеку знание его последнего часа. Прометей вселил в людей жажду знания, развил стремление к постоянной деятельности, совершенствованию, но предвидение последствий скрыл… Вот дары Прометея:

«Премудрость чисел, из наук главнейшую, Я для людей измыслил и сложенье букв, Мать всех искусств, основу всякой памяти.

Поздней античности, по-видимому, было необходимо подчеркнуть могущество новой генерации богов. Именно поэтому, в отличие от более ранней традиции, Прометей рождается смертным. Бессмертие, по воле Зевса, ему отдает мудрый кентавр Хирон, отдает в обмен на избавление от страданий.

Образ кентавра — получеловека-полуконя — волновал воображение древних, будил мысль в более позднее время, оказался актуальным и в наши дни (вспомним хотя бы известную книгу Апдайка). Кентавры, как писали древние мифографы, обитали в Фессалии — дикие, необузданные, невоздержанные существа, «лютые чада гор» по Гомеру. Но среди них Хирон (сын Кроноса, принявшего облик коня, и океаниды Филиры) и Фол (сын Селена и нимфы Мелии) — воплощение мудрости, благожелательности, самоотверженности.

Особенно интересен Хирон — великий врачеватель, музыкант, прорицатель, ученик самого Аполлона, учитель многих греческих героев, в том числе и детей своего учителя.

Много открыто мудрому кентавру, без труда читает он в книге судеб, но свой жребий знать ему не дано, как не дано никому. Знала судьбу Хирона только его дочь — прорицательница Окиронея, но боги не жалуют ясновидящих (вспомним Лаокоона, Кассандру…). Через много веков, уже не о богах поэт скажет: «Но ясновидцев, как и очевидцев, во все века сжигали люди на кострах». Печальна и судьба Окиронеи: не успела предупредить отца о гро-зящей беде — боги превратили ее в прекрасную рыжую кобылицу. А невольной причиной беды Хирона — так было угодно судьбе – стал его любимый ученик, сын Зевса, Геракл. В битве с кентаврами, повествует Аполлодор, «…Геракл выпустил стрелу, но она, пронзив плечо кентавра Элата, засела в колене Хирона. Глубоко опечаленый Геракл подбежал и, вытащив стрелу, приложил к ране лекарство, которое дал ему Хирон. Но рана была неизлечимой, и кентавр удалился в пещеру, желая там умереть. Однако умереть он не мог, так как был бессмертен: тогда Прометей предложил себя Зевсу в обмен, тот сделал его бессмертным, а Хирон скончался.» (Аполлодор, 1972, с. 34-35 (II. 4, 5).