Смертная девушка любит, бросая

Если быть придирчиво точным, можно напомнить о малоазий – ском (по данным современной науки) происхождении самого Аполлона, но по сути с Г. Властовым следует согласиться. Фессалийцы были сведущи в народной медицине, не зря ведь их считали колдунами и знахарями, о чем, в частности, писал Плавт.

Асклепий, таким образом, органично сочетает огромный эмпирический опыт народной медицины (долгие века питавшей, да и сейчас питающей медицину научную) — материнское начало с научной медициной — началом отцовским.

Рождение Асклеиия как бы продолжает список чудес: появление Афины из головы Зевса, «дозревание» Диониса в зевсовом бедре, выход Афродиты из пены морской… Правда, в случае с Асклепием акцентирован (и это тоже, думается, не случайно) не столько чудесный, сколько чисто медицинский аспект. Аполлон полюбил Корониду, овладел ею, но… не очаровал. Смертная девушка любит, бросая вызов богу, смертного юношу Исхия, сына Элата. Тайну влюбленных проведал белый ворон (до всего есть дело воронам) и в надежде на награду решил донести. Напрасны были предостережения черной вороны, познавшей на себе: боги доносчиков не жалуют — боги доносчиков карают. Не внял. Природа свое взяла. Донес. И поплатился сполна.

«…о ворон речивый, недавно

Бывший белым, — твои вдруг черными сделались крылья.

Ибо когда-то ты был серебряной, снега белее,

Птицей, сравниться ты мог с голубями, что вовсе без пятен,

Не уступал ты гусям, что некогда голосом бодрым

Нам Капитолий спасли, ни лебедю, другу потоков.

Сгублен он был языком…»

(Овидий, там же, кн. II, ст. 534—540.

Перевод С. В. Шервинского).

И стал с тех пор черный ворон вестником и знаком беды и у богов, и у людей.

Не пощадил Аполлон и неверную возлюбленную — в гневе пронзил не знающей промаха стрелою. Умирая, Коронида упрекает бога:

«Могла я, о Феб, от тебя испытать наказанье —

Только сначала родить: теперь умираем мы — двое.»

(Овидий, там же, кн. II, ст. 568—569).

Тут, кажется, одно из первых упоминаний закона, который, увы, и не в мифах слишком часто нарушался: дети за грехи родителей не отвечают… Небожитель оказался милосерднее многих людей, он раскаялся. Только поздно. Не помогают ласки, не помогает врачебное искусство, Коронида погибает. И тогда возложил бог тело возлюбленной на погребальный костер, но в последний момент

«Феб не вынес того, что семя его обратится

В пепел сейчас, из огня и утробы родительской сына