Идоменей к знаменитому

Идоменей к знаменитомуВ этом рассказе нет Подалирия, но не зря ведь греки считали, что Махаона и Подалирия разделить нельзя, поскольку хирургия и терапия дополняют друг друга. Исходя из такого подхода, более убедительным кажется рассказ Квинта Смирнского, в котором Филоктета лечат и Махаон, и Подалирий. Махаон удаляет стрелу, а Подалирий — великий знаток трав — использует для заживления раны многочисленные целебные мази, исцелявшие даже неизлечимые раны.

В описанном эпизоде времен Троянской войны многое должно обратить наше внимание: конструкция оружия — в стреле «шипы» делались таким образом, чтобы при попытке извлечения загнулись внутрь раны; слова «горькой стрелою» можно трактовать и как «злосчастной», и как «отравленной», а отравленная стрела, естественно, существенно осложняет лечение. По-видимому, не зря Махаон «выжал кровь»: решительность хирурга, понимающего, что промедление смерти подобно…

На войне, как на войне. Жертвами становятся и медики. В одном из сражений «герой Александр, супруг лепокудрой Елены» поразил «Махаона, храброго мужа… троежальной стрелою.»

«Все за него ужаснулись пылавшие бранью данаи, Чтобы его, при несчастливой битве, враги не сразили. Идоменей к знаменитому Нестору первый воскликнул: Стань в колесницу немедленно; пусть и почтенный Махаон Станет с тобой; и гони к кораблям ты коней быстроногих. Опытный врач драгоценнее многих других человеков, Зная вырезывать стрелы и язвы лечить врачевствами».

(Гомер, «Илиада», XI, ст. 505—515. Перевод Н. Гнедича.)

Как мы уже привыкли, каждое реальное событие, превращаясь со временем в легенду, в миф, обретает вторую жизнь, подчиняющуюся своим законам. Законы мифотворчества, в частности, предусматривают многовариантность. Существует версия, объявляющая убийцей Махаона амазонку Пентесилею, называют и Эврипила (сына Телефа, внука Геракла). За это преступление имя убийцы запрещено произносить в Пергамском храме Асклепия, а те, кто принес жертвы его отцу Телефу, прежде, чем войти в храм бога, должны очиститься — совершить омовение.

Махаон пал. Подалирий настолько тяжело переносит смерть брата, что хочет последовать за ним. Не позволили друзья, удержали, не дали воспользоваться ни оружиям, ни ядом. Подалирий горько плачет, вспоминает брата, заменившего ему отца (когда Асклепий был взят на небеса), вспоминает как брат учил его, вспоминает совместные добрые дела.

Последний долг герою-врачу Махаону воздал Нестор : перевез на родину и похоронил останки. Павсаний пишет о том, что «.. здесь в Герении есть надгробный памятник Махаона» и святилище, в котором при помощи бога человек может исцелиться».