Не вовсе исчезли

Не вовсе исчезлиЧаша со змеей — основные атрибуты Гигиейи, но не единственные. Для античности характерен синкретизм. Отражением этого процесса является отождествление Гигиейи с другими богинями: Гигиейя в шлеме воительницы — отождествление с Афиной (о том же говорит скульптурная группа: на одном пьедестале с Афиной – Асклепий и Гигиейя); богиня с дельфином — свидетельство если и не отождествления, то сближения с Афродитой Морской (дельфин — ее атрибут), наконец, Гигиейя с рогом изобилия (атрибут Тихи — Фортуны). Логическое соединение богини Здоровья и богини Счастья есть выражение бесспорной во все времена мысли: здоровье — счастье.

В многофигурных композициях — Гигиейя с отцом, Афиной, Телесфором, в кругу семьи богов-целителей — обращает на себя внимание один частный мотив: змея обвивает посох, который держит Асклепий, и тянется к чаше, которая в руках Гигиейи. Мотив этот, нам кажется, устанавливает и обусловливает генетическую связь эмблем медицины: посох со змеей и чаша со змеей.

ГЛАВА ПЯТАЯ

ПОСОХ И ЧАША

На обороте: фреска 12 века. Храм «Спас на Нередице>>

Каждая эпоха в силу исторического императива рушит старые отношения, этические нормы, эстетические представления, веру. В прошлое уходят недавние кумиры… Уходят, но не исчезают. Старые верования, обряды, праздники и сами старые боги в результате длительного и чрезвычайно сложного процесса так или иначе, в том или ином образе и качестве находят место в новом.

Не вовсе исчезли египетские, греческие, римские боги. Человечество постоянно возвращается к своему детству и юности, ищет и находит в казалось бы наивных представлениях сокровенный смысл, своеобразные зашифрованные послания… Такие, несмотря на кажущуюся простоту и очевидность, послания — посох Асклепия и чаша Гигиейи.

Античность видела своих богов «живыми», «во плоти», только выше, сильнее, прекраснее смертных. Наука проследила и показала пути создания богов, становление законченного, завершенного в деталях канонического образа, в котором регламентировано все – от облика и одежды до атрибутов.

Понятия «атрибут», «символ», «эмблема», как и все, во времени меняются. Особенно ясно и наглядно можно видеть это при сопоставлении наиболее авторитетных для каждого времени источников.

В «Словаре Академии Российской» (1789 г., ч. I) и в «Энциклопедическом словаре» под редакцией Брокгауза и Ефрона (т. II, 1891, С.-Петербург) понятие «атрибут» не объяснено. В «Большой советской энциклопедии» ( 3-е изд., т. 2, с. 407) «атрибут» определяется как «необходимое, существенное, неотъемлемое свойство объекта… В изобразительном искусстве А. — неотъемлемый, вещественный отличительный признак героя, божества, аллегорической или символической фигуры». Нет в «Словаре Академии Российской» (1794, ч. VI) и слова «эмблема», нет и слова «емвлема» (1790, ч. II). Языку в те времена, однако, слово ведомо, о чем свидетельствует изданная в 1788 г. «во граде Св. Петра» книга выдающегося ученого Нестора Максимовича Максимовича-Амбодика «Избранные емвлемы и символы». Книга была заметным явлением в культурной жизни, выдержала несколько изданий, но в наше время — раритет.