Не споря об апокалиптическом

Не споря об апокалиптическомАпокалиптический зверь изрыгает голову мертвеца. На звере полуобнаженный всадник «с красивым, по-нередицки скорбным ликом». В левой руке всадника чаша. Над чашей взвилась и склонилась огромная белая S-образная змея.

М. Ф. Мурьянов («Клиническая медицина», 1970, № 12, с. 126—129) полагает, что «…нередицкая фреска — абстрактная аллегория, а не объект религиозного почитания», «реликт античной культуры», где зверь — олицетворение Земли, всадник — Асклепий, чаша со змеей — «несомненный грецизм» или иначе — атрибуты богов медицины.

Гипотеза М. Ф. Мурьянова интересна, но не бесспорна. Трудно представить, что фреска, посвященная такому важному моменту в христианстве как Страшный суд, всего лишь «абстрактная аллегория», элемент декора, родственный античным «горгонейонам и кентаврам», трудно впрямую, как делает Мурьянов, отождествлять всадника с Асклепием.

Похоже, нередицкая фреска — весьма сложное в русском искусстве явление, представляющее своеобразное сочетание античных мотивов и христианских представлений. Памятник много сложнее, чем кажется на первый взгляд, он еще ждет своего исследователя и толкователя.

Не споря об апокалиптическом звере, до времени оставив вопрос о змее и чаше, остановлюсь на центральном персонаже — скорбном нередицком всаднике. Достаточно беглого взгляда, чтобы не признать в нем античного бога, того же беглого взгляда достаточно, чтобы определить в нем христианский, а точнее православный, истинно русский иконографический лик. Кто он? Святой, ангел, архангел? Нет. Христос. Да, нередицкий всадник отличается от канонизированного образа, но, если всмотреться внимательно, проглянут знакомые черты.

Итак, Христос? Да, но и Асклепий. Вспомним как много роднит старого и нового бога…

Не вдруг исчезают боги, не сразу расстаются со своими атрибутами. В результате весьма сложного длительного процесса своеобразно переосмысленные и старые боги, и их атрибуты включаются в круг новых представлений и идей. Со временем архаичные черты в новой религии меркнут, а о генетических связях богов лишь изредка, как правило зашифровано, напоминает искусство. Атрибуты же, превращаясь в эмблемы, обретают собственную жизнь, наглядно выражая и отражая символ, идею, сущность профессии, этические, эстетические, философские, политические представления.