Не потому ли, что не все в ней ясно? Не потому

Сказав о змее «Эскулапия», «вокруг палки обвившейся» Максимович – Амбодик изображение эмблемы в книге не привел. Не потому ли, что не все в ней ясно? Не потому ли, что не было девиза, объясняющего суть и символ изображения?

Трудно отбросить такое предположение, так как и по сей день спорят исследователи, что означает «посох со змеей».

На этих страницах много о змее сказано и показано, как неоднозначно воспринимали ее в разное время, в разных регионах разные люди. Теперь более узко: что знаменует змея в медицинской эмблеме.

Тут, как ни странно, противоборствуют полярные мнения: змея — зло, змея — добро. И первая, и вторая имеют давние корни, ведущие в седую старину, в предысторию человечества.

В античной мифологии и более узко в мифах об Асклепии-Эс – кулапе змея — амбивалентный образ. Со сменой формаций и религий змея превращается в христианской традиции в олицетворение сил зла, самого дьявола. Традиция эта дошла до наших дней.

Отражая общепризнанную в его время точку зрения, выдающийся русский врач Данил о Самойлович пишет: «Змея издревле во всех народах за самое злейшее и самое лютейшее животное из всех пресмыкающихся на земле завсегда почиталась…» Сам ученый, правда, чужд предрассудков: «…она никогда сим своим ядом никого не уязвляет и никогда так зла и так люта, как об ней общенародно думают, не бывает, ежели только ее кто не раздражит…». (Данило Самойлович, 1783, с. 57—58).

В начале XX века весьма бойкий и небесталанный журналист Ж. Белозерский свое резко негативное отношение к врачам перенес и на медицинскую эмблему: «Флорентийская статуя Эскулапа изображает его бородатым, с палкой обвитой змеей; у ног его сова. Змея — эмблема лукавства и хитрости; сова — хищная ночная птица, боящаяся света. Таковы эмблемы медицины, эмблемы живущие и поднесь. Правда, современные Эскулапы не признают за свои символы ночную птицу, закрывающую глаза при свете дня, ни змею, эту хитрую лукавую чародейку, но с глубокой древности и поныне в медицине столько гипотез, шатких предположений, загадочных верований, что невольно вспоминаешь сову, не видящую света, и змею, способную лишь на чары.» (Ж. Белозерский «Медицина и шарлатанство» М. Б/И. 1907. — 112 е.).