Известный герпетолог, профессор

Известный герпетолог, профессорХулителей медицины среди литераторов всегда достаточно, не редкость обладатели действительно блестящих и острых перьев, но иронизирующий журналист или писатель, согласимся, — одно, а негативная оценка ученого — совсем иное. Между тем и это не редкость.

Вот какая поистине уничтожающая характеристика дана змее выдающимся знатоком биологии и этологии К. Гагенбеком, объяснить которую можно разве только устойчивым предрассудком: «Чем больше и чем дольше я наблюдал змей, тем меньше понимал, почему змея стала символом мудрости. Прожорливость, лень и неистощимая злоба — вот по моему мнению характерные проявления змеиной природы.» (К. Гагенбек, 1929, с. 52).

Однозначно негативную роль змее в медицинской эмблеме отводит М. Ф. Мурьянов. По его мнению, змея — олицетворение смерти. В подтверждение своей интерпретации смысла медицинской эмблемы Мурьянов приводит экслибрис (1899 г.), выполненный художником А. фон Фелькерзамом (У. Г. Иваск) для рижского врача Э. Соколовского: «Мужская рука с силой душит змею… Это схватка со смертью…» (М. Ф. Мурьянов, 1970, с. 129).

Так же бескомпромиссны В. М. Тарасонов и Е. Н. Фокина. Погрешив против истины, они пишут: «…в литературе и искусстве с образом змеи всегда (подчеркнуто мною Л. Ф. ) связываются злые, коварные силы, приносящие человеку страдания.» Абсолютизировав оценку змеи мировой литературой и искусством, авторы заключают: «…изображение змеи в медицинской эмблеме, очевидно, символизирует собой начало, приносящее людям страдания, болезни и смерть, то есть змея обозначает все то, против чего борется медицина» (В. М. Тарасонов, Е. Н. Фокина, 1972, с. 116 и 118).

Но немало о змеях и доброго сказано. Известный герпетолог, профессор А. А. Емельянов, где бы и по какому поводу ни выступал, постоянно произносил: «Дамы и господа! Змеи — друзья человека. Берегите змей!» (Ю. Коротков, 1971, с. 29, 30).

Олицетворение мудрости видел в змее профессор М. П. Муль – таиовский, олицетворение знания, всеведения, профессор П. Е. За блудовский. Ф. И. Тютчев увидел в змее одновременно и темное начало, и олицетворение мудрости. Так, характеризуя Наполеона, он пишет: