Выше было приведено мнение

Выше было приведено мнение«Два демона ему служили, Две силы чудно в нем слились: В его главе — орлы парили, В его груди — змии вились…

Ширококрылых вдохновений Орлиный, дерзностный полет, И в самом буйстве дерзновенный Змеиной мудрости расчет».

(Ф. И. Тютчев, 1972, с. 159).

Результат своеобразного сочетания представлений о змее как символе мудрости, знания с библейской традицией — мнение В. А. Чернова и Л. А. Юшкова: «Мы можем предположить, что змея стала эмблемой медицины (врачей) потому, что «допустила» их к «древу познания», или же «отдала» им свои знания». (В. А. Чернов, Л. А. Юшков, 1977, с. 16).

Многозначность символики змеи вообще и змеи в медицинской эмблеме в частности своеобразно трансформируется в представлениях не только разных, но и одного исследователя. Выше было приведено мнение В. М. Тарасонова и Е. Н. Фокиной (1972 г.), а в 1985 году В. М. Тарасонов в своей книге пишет: «Змея же остается символом порождающей и омолаживающей силы природы — Матери, родительницы и охранительницы жизни.» (с. 86, 87).

Истории культуры хорошо известны превращения предметов, имевших изначально сугубо утилитарное назначение, в некий знак, символ. Простая палка превращается в скипетр, булаву, жезл, посох; скамейка в трон и т. д.

Превращения происходят и с палкой Асклепия, который, по свидетельству Овидия, будучи странствующим врачом (периодев – том) опирался на простую «деревенскую палку».

Палка становится неотъемлемым атрибутом Асклепия, его посохом, жезлом, пестом, скипетром. Строго говоря, все определения (а все они имеются в литературе) правомерны, но наиболее точное — посох, так как «жезл» и «пест», и «скипетр» более характерны для обозначения символов власти.

Дорожная палка превратилась в посох еще в древности и при этом превращении наполнилась новым символическим содержани-

Сообщая данные разных авторов о времени пре вращения посоха в атрибут Асклепия (от 800 до 200 лет до н. э.), Э. Д. Грибанов и В. И. Георгадзе высказывают свою точку зрения: «Вероятнее всего, атрибуты Асклепия как бога врачевания возникли вместе с возникновением самого культа, ибо иначе сложно было бы отличать его от других богов, например от Зевса.» (1979, с. 49). Утверждение, пожалуй, верное, но с существенной поправкой: культ любого бога возникает не вдруг — это своеобразный, нередко длительный процесс, отражающий земные реалии. Так происходило и с развитием культа Асклепия, отразившим сложный процесс становления античной медицины.