Современное же сочетание

Современное же сочетание«Посох со змеей» — общепризнанная эмблема медицины, но не единственная. Во многих странах медицина символически представлена атрибутами Гигиейи — «Чашей со змеей»-.

Много загадочного и в этом символе. Канонический образ Гигиейи, как и Асклепия, сформировался не сразу. Не сразу обрели они и свои атрибуты.

Сопоставляя изображения 26 скульптур богини, приведенные в уже упоминавшейся работе Рейнаха, видим ее облаченной в хитон или хитон и гиматий и лишь на трех рисунках она полуобнаженная. В руках Гигиейи атрибуты отца — посох со змеей, свиток, змея, чаша. Змея то на левой руке богини, то на правой, то на плече, но ни на одном рисунке ни разу не обвивает Чашу.

Произведения искусства, как мы уже не раз убеж дались, точно отражают закономерности развития мифологии, олицетворяющей процессы происходящие на земле.

Появление на Олимпе каждого нового бога — свидетельство усложнения земных реалий.

Гигиейя и другие члены семьи Асклепия — отражают новый этап античной медицины. В период становления у новых богов еще старые символы — у Гигиейи атрибуты Асклепия, — но со временем они превращаются в принципиально новый символ, наполненный новым содержанием. Так змея и чаша соединяются в «Чашу со змеей»-, но не в современном виде привычной медицинской эмблемы. Современное же сочетание змеи и чаши — символов медицины — впервые зафиксировано в XIII веке у аптекарей Падуи.

Исследователи пытливо всматриваются в привычное изображение и пытаются понять, почему змея обвила чашу, почему склонилась над ней, каково назначение и содержимое чаши, что, наконец, выражает этот символ в целом?

«Чаша», как символ, по-видимому древнее «Посоха», известна многим народам. Академик Б. А. Рыбаков, никогда не занимавшийся расшифровкой медицинских эмблем, в статье о триполь – ской культуре — IV—III тысячелетие до новой эры — однозначно определяет содержимое чаши — вода: «Магические манипуляции над чарой с водой (то, что на древнерусском языке называлось «чародейством») имели целью или предугадывание судьбы… или же заклинание будущего благополучия… или еще более конкретно — призыв дождя.» (1965, стр. 27). И дальше: «Очевидно, что первоначальный архаичный смысл глагола «чаровать» заключался в том, чтобы над чарой с водой произносить заклинания и сделать эту воду «живой»…» (1965, стр. 28).