В самой эмблеме Ф. Р. Бородулин

В самой эмблеме Ф. Р. БородулинОдин из крупнейших историков медицины Ф. Р. Бородулин в специальной работе, посвященной происхождению медицинской эмблемы, относит появление символа «чаши» к прадавним временам и считает, что содержимое чаши — вода. В самой эмблеме

Ф. Р. Бородулин видит « напоминание врачу о необходимости

Быть мудрым, а мудрость черпать из чаши познания природы» (1961, стр. 36).

Другой известный ученый П. Е. Заблудовский решительно отвергает точку зрения Бородулина и согласных с ним исследователей: «Предположение некоторых авторов, что чаша должна изображать сосуд для хранения воды… малоубедительно». (1963, стр. 134, 135).

Сам исследователь датирует символ рубежом старой и новой эры: «Чаша рядом со змеей появляется позднее — приблизительно на рубеже старой и новой эры….» (стр. 134). По поводу содержимого чаши он категоричен: «Чаша на медицинской эмблеме изображает посуду, в которой хранился змеиный яд в качестве важнейшего лекарственного и предохранительного средства.» (стр.134).

Существенную эволюцию претерпели взгляды Э. Д. Грибанова, посвятившего изучению эмблемы медицины годы.

В одной из ранних работ (1965 г.) исследователь полностью солидаризируется с П. Е. Заблудовским и даже почти дословно использует его формулировки: «Чаша рядом со змеей появляется на рубеже старой и новой эры. Очевидно это связано с тем, что людям в древности часто приходилось прибегать к помощи противоядий. Лекарства были весьма сложного состава: в качестве противоядия в них обязательно входили змеиный яд или змеиное мясо. Змеиный яд собирался и хранился в особых чашах.» (стр. 35). Со временем Э. Д. Грибанов существенно меняет свои взгляды: «…по нашему мнению, сводить чашу в эмблеме медицины только к сосуду для хранения яда — вряд ли правильно.» (1979, стр. 36) и присоединяется к определению Ф. Р. Бородулина: «…чаша в медицинской эмблеме может быть определена как чаша всеобъемлющего человеческого разума.». В завершенном виде мнение исследователя звучит так: «Вероятнее всего, чаша в медицинской эмблеме представляет собой сосуд с исцеляющими силами природы в широком смысле этого понятия». (1979, стр. зб и 37).