Старые боги уступают

Итак, в чаше может быть вода, яд, пища (меликратон).

Если рассматривать чашу в контексте мировой культуры, то, конечно же, каждый прав, прав по-своему. Да, на определенном этапе чаша действительно была сакральным сосудом, хранилищем «живой воды»; да, хранили в ней и в период античности и в более близкие нам времена змеиный яд; да, бесспорно, богине, которую почитали в образе змеи, могли подносить во время ритуала жертвоприношения чашу с особой пищей (не только меликратоном). Да, все это так, все верно, но если рассматривать чашу более при – земленно, в сугубо бытовом смысле, а именно такова ее функция в земном бытии Асклепия — странствующего врача, то роль ее весьма скромная — это посуда из которой кормят змею. Вспомним миф: змеи подсказали Асклепию всеисцеляющее средство, перед которым вынуждена отступить всесильная смерть. В благодарность врач взял змей в свой дом и никогда с ними не разлучался. По сути змеи превращаются в домашних животных.

Миф, сказка… Да, но «Сказка ложь, да в ней намек!» В данном же случае не только намек, но и прямое, полное соответствие действительности: змея Асклепия, как сейчас твердо установлено, не ядовитая змея, а безвредный водоплавающий уж (coluber flavescens aesculapiis longissima). Исторически такое положение абсолютно достоверно — легко приручаемых ужей держали в домах как своеобразных сторожей-хранителей от ядовитых змей. А коли так, то на асклепиевых змей полностью распространялся статус домашних животных, которых, естественно, следовало кормить и поить. Следовательно, чаша в доме земного врача могла содержать и воду и пищу, но на скульптурах Асклепия (где он с чашей), Асклепия и Гигиейи, Асклепия в кругу семьи — в чаше пища, точнее круглые плоды (яблоки?). Такие же круглые плоды Гигиейя и Асклепий держат в руках и протягивают змее.

Итак, в земном бытии Олимпийца чаша всего-навсего посуда для кормления домашнего животного — змеи.

Все меняется с приобщением Асклепия сонму бессмертных. Каждая деталь становится значимой, наполненной особым, абсолютно ясным и понятным древним грекам и римлянам, смыслом. Но идет время. Все меняется. Старые боги уступают место на авансцене истории новому, но не уходят… Они навечно, навсегда остаются в истории, культуре, искусстве. Каждое новое поколение благоговейно и пристально всматривается в глубь веков, вопрошает античность и получает ответы…